Толкование Писания Нового Завета блаженным Феофилактом Болгарским  
Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь. (Матф.28:19)
 
Навигация
 
Поиск

Содержание
 

Деяния святых Апостолов

Введение Печать


Содержание книги Деяний


Книга эта называется "Деяниями апостолов", потому что содержит в себе деяния всех апостолов вместе. А лицо, повествующее об этих деяниях, есть евангелист Лука, написавший и эту книгу. Будучи родом антиохиянин, а по занятиям врач, он сопутствовал прочим апостолам, особенно Павлу, и пишет о том, что знает вполне основательно. Повествует в этой книге также и о том, как вознесся на небо Господь, при явлении ангелов; повествует далее о сошествии Святого Духа на апостолов и на всех, присутствовавших тогда, равно как об избрании Матфия вместо Иуды предателя, об избрании семи диаконов, о обращении Павла и о том, что он потерпел. Кроме сего повествует о том, какие чудеса сотворили апостолы, помощию молитвы и веры во Христа; и о путешествии Павла в Рим. Итак Лука излагает деяния апостолов и чудеса, совершенные ими. Описываемые же им чудеса следующие:

1) Петр и Иоанн исцеляют именем Господним хромого от рождения, сидевшего при дверях, называемых красными.

2) Петр изобличает Ананию и жену его Сапфиру, утаивших часть из того, что они обещали Богу, и они тотчас умерли.

3) Петр восстановляет расслабленного Енея.

4) Петр в Иоппии молитвою воскрешает умершую Доркаду.

5) Петр видит сходящий с неба сосуд, наполненный животными всякого рода.

6) Петрова тень, падая на немощных, исцеляет их.

7) Петр, содержимый узником в темнице, освобождается ангелом, так что стражи не видят этого; а Ирод, изъеденный червями, испускает дух.

8) Стефан творит знамения и чудеса.

9) Филипп в Самарии изгоняет многих духов, и исцеляет хромых и расслабленных.

10) Павел, приближаясь к Дамаску, видит явление и тотчас становится проповедником Евангелия.

11) Тот же Филипп встречает на пути читающего евнуха и крестит его.

12) Павел в Листре именем Господним исцеляет хромого от рождения.

13) Павел видением призывается в Македонию.

14) Павел в Филиппах исцеляет жену отроковицу, одержимую духом пытливым.

15) Павел и Сила заключаются в темницу и ноги их закрепляются в колодки; но среди ночи происходит землетрясение и узы их спадают.

16) На немощных и бесноватых возлагали убрусцы с тела Павла, и они исцелялись.

17) Павел в Троаде воскрешает упавшего с окна и умершего Евтиха, говоря: душа его в нем есть.

18) Павел в Кипре осуждает волхва Елиму, и волхв этот становится слепым.

19) Павла и всех бывших с ним на корабле застигает, на пути в Рим, четырнадцатидневная буря. И когда все ожидали смерти, Господь, явившись Павлу, сказал: ради тебя Я дарую им жизнь; и все спаслись.

20) Когда сошел Павел с корабля, его ужалила ехидна, и все думали, что он умрет. А так как он остался невредим, то сочли его за Бога.

21) Павел возложением рук исцеляет на острове отца начальника Поплия, страдавшего от дизентерии; врачует многих и других больных.


Путешествия святого апостола Павла


Начал Павел путешествие с Дамаска и пришел в Иерусалим; отсюда отправился в Тарс, а из Тарса в Антиохию, и потом снова в Иерусалим, и снова во второй раз в Антиохию; отсюда, быв определен вместе с Варнавою на дело апостольства, прибыл в Селевкию, потом в Кипр, где и начал называться Павлом; далее отправился в Пергию, потом в Антиохию писидийскую, потом в Иконию, потом в Листру, в Дервию и Ликаонию, потом в Памфилию, потом снова в Пергию, потом в Атталию, потом снова в третий раз в Антиохию сирийскую, потом снова в третий раз в Иерусалим по поводу вопроса об обрезании, далее снова в четвертый раз в Антиохию, потом снова вторично в Дервию и Листру, потом во Фригию и страну галатийскую, потом в Мизию, потом в Троаду и оттуда в Неаполь, потом в Филиппы, город македонский; потом, пройдя Амфиполь и Аполлонию, пришел в Фессалонику, потом в Берию, потом в Афины, потом в Коринф, потом в Ефес, потом в Кесарию, потом во второй раз в Антиохию писидийскую, потом в страну галатийскую и во Фригию, потом снова во второй раз в Ефес; потом, пройдя Македонию, снова во второй раз прибыл в Филиппы и из Филипп снова в Троаду, где и воскресил упавшего Евтиха; потом прибыл в Ассон, потом в Митилену; потом пристал к берегу против Хия; потом прибыл в Самос и оттуда в Милет, куда призвал ефесских пресвитеров и беседовал с ними; потом отправился в Кон (Коос), потом в Родос, отсюда в Патару, потом в Тир, потом в Птолемаиду, и отсюда в Кесарию; откуда снова в четвертый раз возвратился во Иерусалим. Из Иерусалима послан был в Кесарию, и наконец, быв отправлен узником в Рим, прибыл таким образом из Кесарии в Сидон, потом в Миры ликийские, потом в Книд, и отсюда, после многих лишений, прибыл на остров, на котором его ужалила ехидна, потом в Сиракузы, потом в Ригию калабрийскую, потом в Потиолы, и отсюда уже пешком пришел в Рим. Здесь у Аппиева торжища и трех корчемниц встретили его верующие. Прибыв таким образом в Рим, он учил здесь достаточное время, и наконец в самом же Риме принял мученическую смерть после доброго подвига, которым подвизался здесь. Римляне же на останках его воздвигли прекрасное здание и базилику, ежегодно празднуя день памяти его в третий день пред июльскими календами. И прежде этот блаженный муж много преподал советов относительно честности жизни и добродетели, дал также много и практических наставлений; притом же, что особенно важно, в своих четырнадцати посланиях он изложил все правила жизни человека.


Главные предметы книги Деяний святых апостолов


Об учении Христовом после воскресения, о явлении Его ученикам и обетовании им дара Духа Святого, о виде и образе вознесения Господа и о славном втором Его пришествии.

- Речь Петра к ученикам о смерти и отвержении Иуды предателя.

- О божественном сошествии Святого Духа на верующих в день пятьдесятницы.

- Об исцелении именем Христовым хромого от рождения; сделанное по этому поводу Петром, благосклонное, увещательное и располагающее к спасению назидание.

- О единодушном и всецелом общении верующих.

- О том, как заключенных в темницу апостолов вывел из нее ночью ангел Божий, заповедав им проповедовать невозбранно Иисуса.

- Об избрании и посвящении семи диаконов.

- Восстание и клеветы иудеев против Стефана; его речь о завете Бога с Авраамом и о двенадцати патриархах.

- О гонении на Церковь и о смерти Стефана.

- Об уверовавшем и крестившемся со многими другими волхве Симоне.

- О том, что дар Духа Святого сообщается не за серебро и не лицемерам, но верующим по вере их.

- Что Бог ущедряет спасение людям добрым и верным, это видно из примера евнуха.

- О Божественном с неба призвании Павла на дело апостольства Христова.

- О расслабленном Енее, исцеленном в Лидде Петром.

- О том, как явился Корнилию ангел, и как снова было с неба воззвание Петру.

- О том, как Петр, осуждаемый апостолами за общение с необрезанными, рассказывает им по порядку все, что случилось, и как тогда же посылает Варнаву к братиям, бывшим в Антиохии.

- Пророчество Агава о голоде, имевшем быть по всей вселенной, и помощь оказанная верующими антиохийскими братиям в Иудее.

- Убиение апостола Иакова; здесь же о наказании стражей и о горькой и гибельной смерти нечестивого Ирода.

- О Варнаве и Савле, посланных Божественным Духом в Кипр, и о том, что сделали они именем Христовым с волхвом Елимою.

- Богатое назидание Павлово во Христа, на основании закона и пророков, с историческим и евангельским характером.

- О том, как, проповедуя Христа в Иконии, апостолы были изгнаны оттуда, после того, как многие уверовали.

- Об исцелении апостолами в Листре хромого от рождения; вследствие чего они приняты были жителями за сошедших к ним богов; Павла побивают камнями.

- О том, что не должно обрезывать обращавшихся язычников; рассуждения и постановление апостолов.

- О наставлении Тимофея и об откровении Павлу отправиться в Македонию.

- О возмущении, происшедшем в Фессалонике вследствие проповеди (евангельской), и о бегстве Павла в Берию и отсюда в Афины.

- О надписи на жертвеннике в Афинах и о мудрой проповеди Павла.

- Об Акиле и Прискилле, о скором уверовании коринфян и о бывшем по предведению благоволении Божием к ним; что сообщено было Павлу чрез откровение.

- О крещении уверовавших в Ефесе, о сообщении им дара Духа Святого, по молитве Павла, и о совершенных Павлом исцелениях.

- О смерти и воззвании к жизни Евтиха молитвою Павла в Троаде; пастырское увещание пресвитерам ефесским.

- Пророчество Агава о том, что имеет случиться с Павлом в Иерусалиме.

- Иаков увещевает Павла не запрещать евреям обрезываться.

- О возбужденном в Иерусалиме возмущении против Павла и о том, как тысяченачальник отнял его из рук толпы.

- О том, что перенес Павел, явившись в синедрион, что говорил и что сделал.

- Об оковах, какие замышляли иудеи против Павла, и об их доносе на него Лисию.

- Об обвинении Павла Тертиллом пред игемоном и об его оправдании.

- О преемнике Феликса Фисте и образе действий последнего. Прибытие Агриппы и Верникии и сообщение им сведений о Павле.

- Исполненное весьма многих и весьма великих опасностей морское путешествие Павла в Рим.

- О том, как Павел прибыл в Рим из Милета.

- О беседе Павла с иудеями, бывшими в Риме.


Святого отца нашего Иоанна Златоуста предуведомление к Деяниям святых апостолов


Многим, а не одному кому-нибудь, неизвестны ни самая книга, ни тот, кто составил и написал ее. Посему я признал необходимым приняться за это толкование, с целию и научить незнающих и не допустить, чтобы такое сокровище было неизвестно и скрывалось под спудом; потому что не меньше, чем самые евангелия, может доставить нам пользы проникновение таким любомудрием и таким правым учением и особенно тем, что совершено Духом Святым. Итак не будем опускать из внимания этой книги, напротив со всевозможным тщанием изучим ее; потому что в ней можно видеть исполнившимися на самом деле те предсказания Христовы, какие заключаются в евангелиях; в ней можно видеть также истину блистающею в самых делах, и большую перемену к лучшему в учениках, произведенную над ними Духом Святым; в ней можно найти догматы, которые никем не были бы так ясно понимаемы, если бы не было этой книги; без нее сущность нашего спасения осталась бы сокровенною и некоторые из догматов учения и из правил жизни остались бы неизвестными.

Но большую часть содержания этой книги составляют деяния апостола Павла, более всех потрудившегося. Причиною этого было и то, что писатель этой книги, блаженный Лука, был учеником Павла. Его любовь к учителю видна и из многого другого, но в особенности из того, что он неотлучно был при своем учителе и постоянно следовал за ним; тогда как Димас и Гермоген оставили его, - один отправился в Галатию, другой в Далматию. Послушай, что говорит о Луке сам Павел: <Лука един есть со мною> (2 Тим. 4, 10); и посылая послание к коринфянам, говорит об нем: <егоже похвала во евангелии по всем церквам> (2 Кор. 8, 18); также, когда говорит: <явися Кифе, таже единонадесятим, по благовествованию, еже и приясте> (1 Кор. 15, 1, 5), разумеет его евангелие; так что никто не погрешит, если этот труд Луки (книгу Деяний) будет относить к Нему; говоря: к Нему, я разумею Христа.

Если же кто скажет: почему же Лука, находясь при Павле до конца жизни, описал не все?, то мы ответим, что для ревнующих достаточно было и этого, что он всегда останавливался на том, что особенно нужно, и что преимущественная забота апостолов заключалась не в писании книг, так как многое передали они и без писания. Но все, что содержится в этой книге, достойно удивления, особенно же приспособительность апостолов, которую Дух Святый внушил им, приготовляя их к делу домостроительства. Поэтому, рассказывая о Христе так много, они немного говорили об Его божестве, а более об Его вочеловечении, Его страданиях, воскресении и вознесении. Ибо цель, к которой они стремились, заключалась в том, чтобы заставить слушателей уверовать, что Он воскрес и вознесся на небеса. Как сам Христос более всего старался доказать, что Он от Отца пришел, так и Павел более всего старался доказать, что Христос воскрес, вознесся, отошел к Отцу и от Него приходил. Ибо, если прежде иудеи не поверили тому, что Он от Отца пришел, то гораздо более невероятным казалось им все учение Христово после того, как к нему прибавилось сказание о воскресении и вознесении Его на небо. Поэтому Павел незаметно, мало помалу, доводит их до понимания более возвышенных истин; а в Афинах Павел называет Христа даже просто человеком, не прибавив более ничего, и это не без цели: потому что если самого Христа, когда Он говорил о своем равенстве с Отцом, часто покушались побить камнями и называли за это хулителем Бога, то с трудом могли принять учение это от рыбаков и притом после распятия Его на кресте.

И что говорить об иудеях, когда и сами ученики Христовы, слушая учение о предметах более возвышенных, смущались и соблазнялись? Поэтому Христос и говорил: <много имам глаголати вам, но не можете носити ныне> (Иоан. 16, 12). Если же они не могли носить, - они, которые были с Ним столько времени, которые посвящены были в столь многие тайны и видели столько чудес, то каким образом язычники, отказавшись от жертвенников, от идолов, от жертв, от кошек и крокодилов (потому что в этом состояла языческая религия) и от других нечестивых обрядов, вдруг могли принять возвышенное слово о догматах христианских? Каким образом и иудеи, ежедневно читавшие и слышавшие следующее изречение из закона: <слыши Исраилю: Господь Бог твой, Господь един есть> (Второз. 6, 4), <и несть ин разве Мене> (Втор. 32, 39), и при этом видевшие Христа распятым на кресте, а главное - распявшие Его и положившие во гроб, и не видевшие его воскресения, - каким образом эти люди, слыша, что этот самый муж есть Бог и равен Отцу, могли не смутиться и не отпасть совершенно и притом скорее и легче всех? Поэтому апостолы постепенно и незаметно подготовляют их и являют большое искусство приспособляться; а сами получают более обильную благодать Духа и именем Христовым творят большие чудеса, чем какие совершены самим Христом, чтобы тем и другим способом поднять их распростертых по земле, и пробудить в них веру в слово о воскресении. И потому книга эта есть по преимуществу доказательство воскресения; потому что по уверовании в воскресение удобно воспринималось и все остальное. И всякий, основательно изучивший эту книгу, скажет, что по преимуществу в этом заключается ее содержание и вся ее цель. Выслушаем же сперва самое начало ее.


 
Глава 1 Печать

1. Первое убо слово сотворих о всех, о Феофиле.

Напоминает (Лука) Феофилу о (своем) евангелии, чтобы указать на свое весьма тщательное отношение к делу; потому что и в начале того своего труда говорит: изволися и мне последовавшу выше вся испытно, поряду писати тебе, и не как-нибудь, но так, <якоже предаша нам, иже исперва самовидцы и слуги бывшии Словесе> (Лук. 1, 2. 3). Итак напоминает об евангелии с целию напомнить о том, с каким тщанием оно написано; а об этом вспоминает для того, чтобы, имея в мыслях такое же тщательное отношение к делу при составлении и настоящей книги, быть как можно более внимательным к тому, что пишется. Поэтому ему и не было нужды на этот раз в каком-либо ином одобрении; так как тот, кого удостоили написать о том, что он слышал, и кому верят в том, что он написал, по справедливости заслуживает гораздо большей веры, когда излагает не то, что слышал от других, но то, что сам видел. Посему не говорит: первое убо евангелие, еже благовестих, но: первое убо слово; так как он был чужд надменности и смиренномудр и думал, что название: евангелие выше его (труда), хотя апостол так величает его за этот труд: <егоже похвала во евангелии по всем церквам> (2 Кор. 8, 18). Но своим выражением: о всех он, кажется, противоречит евангелисту Иоанну. Тот говорит, что описать все не было возможности; а он (говорит): сотворих о всех от начала даже до вознесения. Итак что скажем на это? То, что выражением о всех Лука указывает на то, что он не опустил ни одной из вещей существенных и необходимых, из которых познается божественность и истинность проповеди; потому что и Лука и каждый из евангелистов в своих евангелиях во главе всего поместили то, из чего познается божественность и истинность проповеди, и притом в такой точной форме, как бы по какому образцу. Подобным же образом изложил обо всем этом и сам Иоанн богослов. Они не опустили ни одной из тех черт, чрез которые с одной стороны познается и становится предметом веры служение Слова по плоти, с другой сияет и открывается величие Его по божеству. Иоанн говорит, что если бы по частям и вкратце описать все, что сказал и сделал Господь, то и тогда не вместить бы миру пишемых книг; но тем более не вместить бы, если бы кто пожелал изложить в писании все дела и слова Господни с исследованием их значения; потому что значения их и причин, по которым творил и говорил Господь, человеческий разум не может ни вместить ни познать, по той причине, что все то, что Он творил в человеческом естестве, творил как Бог; с этой стороны нельзя дел и слов Христовых ни в слове выразить, ни в писании передать. Впрочем допускаю и то, что это прибавление есть гиперболический оборот речи и не безусловно говорит о том, будто мир не вместил бы пишемых книг, если бы изложение было пространнее. Можно сказать еще и то, что этот евангелист (Иоанн), как развивавший более, чем другие, теоретическое созерцание, действительно знает все творения и дела Спасителя,- не только те, какие Он явил во плоти, но и те, какие Он совершил от века, как без тела, так и с телом. Если бы кто решился описать черты природы, происхождения, различия, сущности и проч. каждого из этих дел; то, если и допустить возможность этого, миру невозможно было бы вместить пишемых книг. Если же кто под словом <мир> станет разуметь не просто мир, но человека, лежащего во зле и помышляющего о предметах мирских и плотских, потому что слово <мир> понимается так во многих местах Писания; и в этом случае верно говорит Иоанн, что, если бы кто захотел описать все чудеса, совершенные Христом, то таковые люди, расположенные от множества и величия дел Христовых скорее придти к неверию, чем к вере, не могли бы вместить написанного. И потому-то именно евангелисты часто проходят молчанием целую толпу исцеленных и обходят множество чудесных действий, обозначая только общий факт, что многие избавились от различных болезней, что много было чудес и т. п., а перечисления их не делают; потому что для людей неспособных понимать и обольщенных перечисление по частям многих чудес обыкновенно служило поводом скорее к неверию и к нежеланию слушать (проповедь), чем к уверованию и к расположению слушать.

Яже начат Иисус творити же и учити.

Разумеет чудеса и учение, - впрочем не одно это, но и то, что Иисус учил и делом; потому что не словом только увещевал людей делать то или другое, сам же не делал этого, но делами, которые сам совершал, убеждал и их подражать Ему и ревновать о добродетели. Должно знать, что Феофил был один из обращенных к вере самим Лукою. И не удивляйся, что Лука явил так много попечения об одном человеке, что написал для него две полных книги; потому что он был хранителем известного изречения Господня, в котором говорится: <несть воля Отца моего, да погибнет един от малых сих> (Матф. 18, 14). Почему же, пиша одному Феофилу, он написал не одну книгу, но разделил предметы на две книги? Для ясности и для того, чтобы не затруднить читателя; да они разделялись и по содержанию; и потому он справедливо разделил предметы повествования на две книги.

2. Даже до дне, в оньже заповедав апостолом Духом Святым, ихже избра, вознесеся.

Заповедав Духом Святым, то есть, изрекши им духовные глаголы; ничего человеческого тут не было; потому что заповедал им Духом. Как и сам Господь по смирению и приспособительно к слушателям говорил: <аще Аз о Дусе Божии изгоню бесы> (Матф. 12, 28): так здесь заповедав Духом говорится не потому, что Сын имел нужду в Духе, но потому, что там, где творит Сын, там содействует и соприсутствует и Дух как единосущный. Что же заповедал? <Шедше научите вся языки, крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, учаще их блюсти вся, елика заповедах вам> (Матф. 28, 19. 20). Заповедав, говорится, вознесеся. Не сказал: восшел, но рассуждает еще, как о человеке. Отсюда же видим, что Иисус и по воскресении своем учил учеников: но времени этого никто точно не передал. Иоанн проводил с Ним более времени, чем другие; но обо всем этом никто не возвестил ясно; потому что ученики обращали свое внимание на другое.

3. Пред нимиже и постави себе жива по страдании своем, во мнозех истинных знамениих, денми четыредесятми.

Сказав прежде о вознесении, говорит потом и о воскресении. Так как ты слышал, что Он вознесся; то, чтобы ты не думал, что Он взят был другими, Лука присовокупил: пред нимиже и постави себе жива; потому что если Он предстал пред ними, совершив большее чудо, то гораздо более мог совершить меньшее. Денми четыредесятми, а не четыредесять дней; потому что не был с ними постоянно, как до воскресения, но являлся и снова удалялся, возвышая их мысли и не позволяя им прилепляться к Себе подобным образом, как и прежде. С большею осторожностию и мудростию Он постепенно развивал в них две стороны - и веру в свое воскресение и убеждение считать Его выше человека, хотя одно другому противоречило; потому что из веры в воскресение должно было возникнуть представление о многих сторонах человеческих, а из того, что Он выше человека, - противное. Однакож то и другое в свое время подтвердилось, именно в продолжение сорока дней, начиная со дня воскресения и до дня вознесения на небо; в продолжение этих дней Он и ел и пил с ними, показывая этим, что Он именно тот, кто был распят и погребен и воскрес из мертвых. Почему же Он являлся не всем, а только апостолам? Потому, что многим, не понимавшим этой неизреченной тайны, явление Его показалось бы видением. Если уже и сами ученики сначала не верили и смущались, даже нуждались в прикосновении рукою и в общей с Ним трапезе; то как должно было поразить явление Его толпу? Поэтому-то доказательство своего воскресения Он делает несомненным и общим посредством чудес, которые совершили апостолы силою полученной ими благодати; так что воскресение стало очевидным фактом не только для них, которые должны были убедиться в этом собственными глазами, но и для всех людей последующих времен.

Являяся им, и глаголя, яже о царствии Божии: 4. С нимиже и ядый повеле им от Иерусалима не отлучатися, но ждати обетования Отча, еже слышасте от Мене.

Сам Господь, назвал царство, в котором обещал ученикам пить вместе с ними новую чашу, царством Отца, называя новым питием то, которое пил вместе с ними после своего воскресения; в это время Он вкушал вместе с ними и пищу новую, - вкушал не таким образом, как ел и пил с ними прежде до воскресения; потому что тогда, сделавшись подобным нам по всему, кроме греха, Он ел и пил, как мы, добровольно предоставляя плоти требовать необходимого употребления пищи; поэтому добровольно допускал состояние алкания. После же воскресения пил и ел уже не по нужде, а только для того, чтобы все уверовали в истинность Его телесного естества, равным образом и в то, что Он пострадал добровольно и воскрес, как подобает Богу. Итак новою пищею и новым питием назвал ту необыкновенную пищу, которую Он ел, и то необыкновенное питие, которое пил вместе с учениками после воскресения; потому что говорится: денми четыредесятми с нимиже и ядый, то есть, употребляя общую с ними соль и общую пищу. А как это, - объяснять не нам; потому что это было нечто необыкновенное, было не потому, что бы природа требовала пищи, но по снисхождению, с целию доказать воскресение. И открывая им тайны, яже о царствии Божии, повеле им и пр. Почему повелел им так поступать? Прежде, когда они страшились и трепетали, Он вывел их в Галилею, чтобы они могли безбоязненно выслушать то, что Он имел сказать им; так как они готовы были отказаться от дела, на которое были призваны; теперь, когда они выслушали и провели вместе сорок дней, Он повеле им от Иерусалима не отлучатися. Почему же это? Потому, что как никто не допускает, чтобы воины, имеющие напасть на большую силу (противников), вышли против них прежде, чем успеют вооружиться, и как никто не согласится выпустить лошадей прежде, чем сядет возница: так и Господь до сошествия Святого Духа не позволяет апостолам являться на состязание, чтобы громадное большинство не победило их и не пленило. Впрочем Господь не позволяет им отлучаться от Иерусалима не поэтому только, но и потому, что и здесь многие имели уверовать, а в-третьих потому, чтобы не сказал кто-либо, что, оставив своих, они отправились искать славы у чужих. Поэтому они распространяют несомненные доказательства (воскресения) среди тех самых людей, которые убили Господа, которые Его распяли и погребли, и в том самом городе, где имели дерзновение совершить такое беззаконие. Когда же они услышали такое повеление? Тогда, когда Он говорил им: <уне есть вам, да Аз иду: аще бо не иду Аз, Утешитель не приидет к вам> (Иоан. 16, 7); и еще: <Аз умолю Отца, и иного Утешителя даст вам> (Иоан. 14, 16). От чего же не при Нем и не тотчас по отшествии пришел Утешитель, но спустя восемь или девять дней, то есть, в то время, когда настал день пятьдесятницы? Притом каким образом, когда еще не сошел Дух Святый, Он говорил: <приимите Дух Свят> (Иоан. 20, 22)? На это нужно сказать, что Он говорил так, с целию подготовить в них желание, готовность и способность к принятию Св. Духа; а приняли они Его, когда Он сошел; - или о том, что имело быть, говорил, как уже о существующем и настоящем, подобно тому, когда Он говорил о возможности наступать на змию и скорпию и на всякую силу вражию. Впрочем следует сказать и то, что дарования Духа различны и многообразны: есть дар очищения и совершенствования, дар освящения и силы освящающей, дар языков и пророчества, дар чудес и толкования и множество иных даров. Итак при различии и многообразии дарований Духа ничто уже не препятствовало апостолам принять благодать Духа различным образом. Но полное, соделавшее апостолов совершенными и способными совершенствовать других, сообщение им Духа было во время пятьдесятницы, когда Он сошел на них в виде огненных языков и всецело исполнил их своею силою. Господь отошел, и тогда уже Дух Святый пришел, и пришел во время пятьдесятницы, а не тотчас, - для того, чтобы они прониклись желанием и тогда уже получили благодать. А если бы Дух Святый пришел при Сыне и потом Сын отошел бы, а Дух остался, то для них не было бы столько утешения; потому что они очень неохотно разлучались с своим Учителем. Поэтому Он восходит и Дух приходит не тотчас, чтобы после некоторого уныния пробудить в учениках желание и сознание необходимости данного им обещания и чтобы во время сошествия они испытали чистое и полное удовольствие. Впрочем следовало сначала явиться плоти нашей на небесах и совершиться полнейшему примирению, и тогда уже сойти Духу Святому. Знай же, какую необходимость оставаться в Иерусалиме Господь возложил на них данным обещанием. Чтобы по вознесении они снова не разбежались, - этим ожиданием, как бы какими узами, Он удерживает всех их там и обещанием более выгодных надежд располагает их к сильнейшему желанию этих надежд даже при неизвестности их. Но никто не погрешит, если скажет, что и тогда они получили некоторую силу и благодать Духа, не такую, чтобы воскрешать мертвых, но получили силу отпускать грехи. Поэтому и прибавил: <имже отпустите грехи, отпустятся им> и т.д. (Иоан. 20, 23), показывая этим, какой именно род силы дарует им. Тогда Он облек их этою именно силой; а по прошествии сорока дней дарует им силу творить чудеса; поэтому и говорит: приимете силу и проч.

5. Яко Иоанн убо крестил есть водою, вы же имате креститися Духом Святым, не по мнозех сих днех.

Сказав, чтобы они ждали обетования Отча, которое слышали от Господа, Он прибавил: яко Иоанн крестил есть водою и т.д., и этим ясно показывает свое отличие от Иоанна и уже не так прикровенно, как прежде, когда говорил: <мний во царствии небеснем, болий его есть> (Матф. 11, 11). Теперь же ясно говорит: Иоанн убо крестил есть водою, вы же имате креститися Духом Святым, и показывает, что даже и они стали больше Иоанна; так как и они имели крестить Духом Святым. Не сказал: имам крестити вас Духом Святым, но: имате креститися, всюду оставляя нам образцы смирения; так как из свидетельства Иоаннова известно уже, что крещающим был Господь: <той вы крестит Духом Святым и огнем> (Матф. 3, 11). Как же сказано: имате креститися, когда воды в горнице не было? Так сказано потому, что здесь разумелось собственно крещение Духом, чрез которого становится действенною и самая вода, подобно тому, как и о самом Господе говорится, что Он помазан, тогда как Он никогда не был помазуем маслом, но принял Духа. Впрочем можно доказать, что и апостолы крестились не только Духом, но и водою, только в разные времена. Над нами то и другое (крещение) совершается в одно время, а тогда совершалось и раздельно; потому что апостолы сначала крестились от Иоанна водою, а потом и Духом Святым. Почему же Господь не объявил, когда сойдет Дух Святый, а говорит только: не по мнозех сих днех? Не по мнозех сих днех - говорит для того, чтобы они не впали в уныние; а не сказал определенно, когда сойдет Дух Святый, для того, чтобы, ожидая Его, они постоянно бодрствовали. Итак что же удивительного в том, что Он не говорит им о конечном мире, когда, по указанной нами причине, не хотел объявить и этого близкого часа? Выражение: креститися означает обилие и как бы богатство общения Духа Святого, как и крещаемый в воде, погружаясь всем телом, чувственно как бы ощущает это, тогда как просто принимающий воду орошается не всецело, не по всем местам (своего тела). Итак в том, что теперь сказано, нет противоречия с тем, что говорится в божественных евангелиях; ибо ясно, что хотя, по воскресении Христа из мертвых, и сказано апостолам: приимите Дух Свят, и они приняли Его; но там так и сказано, что они приняли Духа Святого. Здесь же выражение: креститися Духом, означает излияние и богатство благодати руководить других, которую Господь даровал им, взойдя ко Отцу. Как, имея веру, они приходят к Нему и говорят: приложи нам веры: так и здесь к тому общению Духа, какое уже имели, они получили, по сошествии на них Святого Духа, приложение более сильного единения с Ним.

6. Они же убо сошедшеся вопрошаху Его, глаголюще: Господи, аще в лето сие устрояеши царствие Исраилево? 7. Рече же к ним: несть ваше разумети времена и лета, яже Отец положи во своей власти: 8. Но приимете силу, нашедшу Святому Духу на вы.

Намереваясь спросить, они приходят к Учителю вместе, чтобы подействовать на Него своим количеством; так как знали, что прежний ответ Его, именно: <о дни же том никтоже весть> (Матф. 24, 36), был таким ответом не вследствие незнания, а вследствие уклонения от ответа. Поэтому снова спрашивают. Когда услышали, что имеют получить Духа Святого, тогда пожелали узнать об этом и избавиться от бедствий, уже как достойные; так как не хотели снова подвергать себя крайним опасностям. Не спрашивают: когда, но: аще в лето сие устрояеши царствие Исраилево? <Не теперь ли>, говорят. Так сильно желали они этого дня. Мне же кажется, что для них и неясно еще было, что такое это царство; так как еще не было Духа Святого, который наставил бы их. Не спрашивают: когда настанет, но: аще устрояеши сам? Так высоко уже думали они об Нем. Поэтому и Он беседует с ними без настойчивости; потому что не говорит уже, что о дни же том никтоже весть, ни даже Сын; но что (говорит)? Несть ваше разумети времена и лета. Не потому приписал Отцу знание исполнения времен, что бы сам не знал, но потому, что самый вопрос был излишним; и посему Он с пользою для них ответил на него молчанием. Целью у Него было при этом то, чтобы пресечь крайнее любопытство своих учеников; так как Он посылал их проповедывать царствие небесное, а не обозначать количество времен. Не говорит им об этом времени, тогда как научил их гораздо большему, - с тою целию, чтобы, как не раз упоминали мы, заставить их бодрствовать, и потому что, не зная об этом, они ничего не теряли; так как Он открыл им истины гораздо высшие, чем эта, - открыл, что Он есть Сын Божий, что Он равен Отцу, что Он воскрес, что будет воскресение (мертвых), что настанет суд и что Он воссел одесную Отца. Скажи же мне, что важнее - знать, что Он будет царствовать, или - когда? Узнал Павел то, что не <лет есть человеку глаголати> (2 Кор. 12, 4); Моисей узнал начало мира и то, когда и за сколько веков (он сотворен) и исчисляет годы, хотя познать начало вообще труднее, чем конец. Впрочем апостолы спрашивали Господа не об окончательном совершении (времен), но: аще в лето сие устрояеши царствие Исраилево? Но Он и этого не открыл им, а как отвечал прежде, отклоняя их от мысли об этом, чтобы не думали, что близко избавление от бедствий, но знали, что подвергнутся еще многим опасностям, так отвечает и теперь, только мягче: но приимете силу. Потом, чтобы снова не спросили Его, тотчас вознесся. Кроме того, чтобы не спросили: почему оставляешь нас в недоумении относительно этого предмета?, Сын говорит: яже Отец положи во своей власти. Но власть Отца есть конечно и власть Сына; потому что как Отец воскрешает мертвых и животворит, так и Сын животворит ихже хощет. Если же в тех случаях, когда нужно совершить что-либо чрезвычайное и чудесное, Сын творит с такою же властию, как и Отец, то тем более в случаях, где требуется знание; потому что воскрешать мертвых и притом со властию, равною власти Отца, гораздо важнее, чем знать день. Почему же Христос не ответил на то, о чем спрашивали ученики, но сказал: приимете силу? В ответ им Он сказал: несть ваше разумети; и тогда уже прибавил: но приимете силу. Слова эти объясняют некоторым образом сошествие и, так сказать, излияние Святого Духа. - Здесь следует упомянуть о фригийской ереси, полагавшей, что Утешитель послан, спустя двести лет по вознесении Христовом, на жен, считавшихся за пророчиц, Прискиллу и Максимиллу и на зараженного одним и тем же с ними безумием Монтана; тогда, говорят, исполнилось обетование: пошлю к вам Утешителя (Иоан. 16, 7). - Почему же объявляет им то, о чем они не спрашивали, именно: приимете силу? Потому, что Он есть учитель; призвание же учителя учить не тому, чего хочет ученик, но тому, что полезно знать.

И будете ми свидетели во Иерусалиме же и во всей Иудеи и Самарии и даже до последних земли.

Так как прежде говорил: <на путь язык не идите и во град Самарянский не внидите> (Матф. 10, 5), желая, чтобы слово Божие проповедано было прежде иудеям, а теперь оно должно было разлиться уже по всей вселенной: то благовременно присовокупляет: во Иудеи и Самарии, потом: и до последних земли. Изречение же: будете ми свидетели, есть вместе и увещание и непреложное пророчество; потому что свою проповедь они засвидетельствовали до последних пределов земли.

9. И сия рек, зрящым им взятся, и облак подъят Его от очию их. 10. И егда взирающе бяху на небо, идущу Ему.

Воскрес так, что они не видели; вознесение же Его видели; поелику и видение на этот раз не все разрешало; видели конец воскресения, но не видели его начала; видели начало вознесения, но не видели его конца. Почему? Потому, что там видеть начало было излишне; так как сам Воскресший был пред ними и говорил об этом и так как самый гроб показывал, что Его в нем нет; здесь же потребно было знать и конец; так как глазам недоступна вся высота и зрение не могло решить, на небо ли Он вознесся, или, поднявшись до некоторой высоты, остановился. Поэтому ангелы, представ пред ними, открывают им то, чего посредством зрения они понять не могли. А облако подняло Его потому, что оно есть символ Господней и Божественной силы; так как в облаке нельзя видеть символа никакой иной силы. Поэтому и Давид говорит об Отце: <полагаяй облаки на восхождение свое> (Псал. 103, 3), и в другом месте: <Господь седит на облаце легце> (Иса. 19, 1), и множество других мест говорит о том же. Впрочем Господь и это сделал не просто и не без цели; ибо, зная, что если Он вознесется невидимо для них, как и сошел и, тем более, как снизошел, то и при явлении Духа они не поверят, что это тот самый Дух, которого за несколько пред сим дней Он обещал послать, - зная, что в таком случае Он подготовит в них подозрение, что и сам Он пришел не с небес, - зная наконец, что в таком случае если бы, вознесшись невидимо, Он и воззвал потом с неба Павла, если бы и послал оттуда Петру нерукотворенную плащаницу (Деян. 10, 11), то они не поверили бы, что творит это Он после своего удаления от них плотию, - зная все это, Он восшел, зрящим им. От облака Девы Он входит в облако и при посредстве облака восходит туда, где был прежде. Выражение: <где был>, понимай не в смысле места, и не в том смысле, что Он сложил с Себя плоть и что воплотившееся божество Его стало, как прежде, бесплотным; нет, выражение: <где был>, - внемли мне, - указывает на высоту бестелесности в телесности, на величие бесплотности в плотяности, на самосущую ценность Его добровольного смирения при воплощении Его неизменяемости, на то, что видимым образом Он уже не обращается или не обитает среди людей.

И се мужа два стаста пред ними во одежди беле, 11. Иже и рекоста: мужие галилейстии, что стоите зряще на небо? сей Иисус вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, имже образом видесте Его идуща на небо.

Воспользовались наглядным образом выражения, сказав: сей Иисус вознесыйся от вас на небо, такожде приидет, имже образом видесте Его идуща на небо. Не сказал: поднимаемого или несомого, но: идущего. Если Он прежде креста, облеченный еще подверженным страданию и тяжелым телом, ходил по водам: то никто не должен сомневаться, что Он, после того, как принял тело нетленное, рассекал воздух. Приидет, говорится, а не: послан будет. Такожде приидет, то есть, с телом. Вот о чем они желали слышать, а также и о том, что Он снова придет во дни суда на облаце. Мужами же называет ангелов, показывая событие в том виде, в каком оно представлялось зрению; так как ангелы и на самом деле приняли на себя образ мужей, чтобы не устрашить. Два же мужа предстали потому, что <при устех двою, или триех свидетелей станет всяк глагол> (Матф. 18, 16). Сказав: что стоите зряще на небо, они не позволяли им оставаться более на месте и надеяться снова увидеть Его, но побуждали их возвратиться наконец в Иерусалим на дело проповеди. Ангелы везде служат Ему, как Господу, и при рождении, и при воскресении, и при вознесении, и прежде этого, пред явлением Его в мире плотию. Но ангелы являлись так, что люди могли их видеть. Выражение же: во одежди беле, указывает или на чистоту ангелов, или на то озарение, которое имело быть даровано святым апостолам. Иначе надобно смотреть на выражение: зрящим им. Зная, что явятся люди с поврежденным умом, которые будут говорить, что Он не с неба, или пришел не с неба и не вознесся на небо, но перемещен в какое-нибудь место за пределы земли, к числу каковых относятся и последователи секты Виталия, - зная это, Господь вознесся пред глазами апостолов, когда они пристально смотрели на небо.

12. Тогда возвратишася во Иерусалим от горы нарицаемыя Елеон, яже есть близ Иерусалима, субботы имущия путь.

Тогда. Когда? Когда услышали (сказанное ангелами); потому что они никак не оторвались бы от места, если бы ангелы не сообщили им о втором пришествии. И мне кажется, что это случилось в субботу; потому что Лука не указал бы так на расстояние: от горы называемыя Елеон, яже есть близ Иерусалима, субботы имущия путь. Длина пути, которую дозволялось иудеям проходить в день субботы, была определена. Иосиф в своей двадцатой книге древностей повествует, что гора Елеон отстояла от Иерусалима на восемь стадий. И Ориген в пятой книге говорит: <путь субботы составлял три локтя>. Да и святая скиния с кивотом на такое расстояние предшествовала стану и на таком расстоянии помещалась от него, какое дозволено было поклонникам проходить в субботу. Это расстояние - одна миля.

13. И егда внидоша, взыдоша на горницу, идеже бяху пребывающе, Петр же и Иаков, и Иоанн и Андрей, Филипп и Фома, Варфоломей и Матфей, Иаков Алфеов и Симон Зилот, и Иуда Иаковль. 14. Сии вси бяху терпяще единодушно в молитве и молении, с женами и Мариею Материю Иисусовою, и с братиею Его.

Благоразумно перечисляет учеников. Так как один из них предал, другой отрекся, третий не поверил; то показывает, что кроме предателя все были налицо. Но как говорит: с Материю Иисусовою? Хотя и сказано: <и от того часа поят ю ученик во свояси> (Иоан. 19, 27), но это нисколько не противоречит предыдущему; потому что если сам ученик этот был тут, то ничто не препятствовало соприсутствовать и ей. Как не упоминает здесь об Иосифе? Не упоминает потому, что Иосиф уже умер; потому что если уверовали и соприсутствовали братья, которые прежде часто выражали недоверие, то гораздо более оказался бы верным и не захотел бы удалиться от лика апостолов, если бы был еще жив, Иосиф, который никогда не выразил никакого сомнения.

15. И во дни тыя востав Петр посреде ученик, рече: 16. Бе же имен народа вкупе яко сто и двадесять: мужие братие, подобаше скончатися писанию сему, еже предрече Дух Святый усты Давидовыми, о Иуде бывшем вожди емшым Иисуса: 17. Яко причтен бе с нами, и приял бяше жребий службы сея.

Во дни тыя, то есть, во дни, бывшие до пятьдесятницы; востав Петр, как ученик пламенный и такой, которому Христос вверил свое стадо, и наконец как первый. Но обрати внимание: он делает все с общего соизволения и ничего самовольно и самовластно. Он убеждает даже на основании предсказания и не говорит, еже Давид рече, но: Дух Святый усты Давидовыми; потом о Иуде бывшем вожди емшым Иисуса. Замечай и здесь мудрость этого мужа, - замечай, как он в повествовании не оскорбляет и не говорит: о Иуде презренном и презреннейшем, но просто заявляет то, что было; и не говорит, что иудеи стяжали, но: сей стяжа село, и справедливо; потому что господином по справедливости должен считаться тот, кто внес деньги, хотя бы покупали и другие. А плата была его; слушай:

18. Сей убо стяжа село от мзды неправедныя, и ниц быв проседеся посреде, и излияся вся утроба его. 19. И разумно бысть всем живущым во Иерусалиме.

Говорит о наказании, какое понес Иуда в настоящей жизни, а не о будущем наказании; потому что души людей немощных не так обращают внимание на будущее, как на настоящее. Наблюдай: распространился не о прегрешении, а о наказании за оное; потому что Иуда не умер в петле, но жил еще и потом; так как был захвачен прежде, чем удавился. Об этом яснее рассказывает Папий, ученик Иоанна, в четвертой книге изъяснения словес Господних; он говорит так: <великий пример нечестия представлял в этом мире Иуда, тело которого распухло до такой степени, что он не мог проходить там, где могла проезжать повозка, и не только сам не мог проходить, но даже и одна голова его. Веки глаз его настолько, говорят, вспухли, что он вовсе не мог видеть света; а самых глаз его невозможно было видеть даже посредством медицинской диоптры: так глубоко находились они от внешней поверхности... После больших мучений и терзаний он умер, говорят, в своем селе; и село это остается пустым и необитаемым даже доныне; даже доныне невозможно никому пройти по этому месту, не зажав руками ноздрей. Таково зловоние, которое сообщилось от его тела и земле>. Это служило для апостолов некоторым облегчением. Но как утроба Иуды излилась, так и утроба еретика Ария.

Яко нарещися селу тому своим их языком Акелдама, еже есть село крове. 20. Пишется бо в книзе псаломстей: да будет двор его пуст, и да не будет живущаго в нем, и епископство его да приимет ин.

Такое название селу дали иудеи не по сему самому, а по поводу Иуды. Петр же приводит здесь этот факт, представляя в свидетели врагов, давших селу такое имя. Слова: да будет двор его пуст, сказаны об этом селе и о доме Иуды. А слова: епископство его да приимет ин, указывают на сан священства. Да будет двор его пуст. Что могло бы быть пустее кладбища и кладбища общественного, каковым стало это село?

21. Подобает убо от сходившихся с нами мужей во всяко лето, в неже вниде и изыде в нас Господь Иисус, 22. Начен от крещения Иоаннова даже до дне, в оньже вознесеся (на небо) от нас, свидетелю воскресения Его быти с нами единому от сих.

Представляет дело общим с ними (с братиею), чтобы оно не встретило возражений и не подало повода к состязаниям. Поэтому и в начале беседы говорил: <мужие братие, следует избрать из вас> предоставляет выбор всем , а вместе с тем и избранным предоставляет честь и сам освобождается от нарекания со стороны кого бы то ни было. А что так должно было быть, об этом он и сам говорит и пророка приводит во свидетели. Из кого же следовало избрать? От сходившихся с нами во всяко лето; потому что это необходимо так и должно было быть. И не сказал: из местных людей, которые с нами; потому что тогда показалось бы, что он оскорбляет прочих. А теперь дело решалось временем. Свидетелю воскресения Его быти с нами, дабы лик учеников не был усечен ни с какой стороны. Говорит: быти свидетелю воскресения, а не чего-либо другого; ибо кто явится достойным свидетельствовать о том, что ядый и пияй с нами и распятый Господь восстал, тому гораздо более можно и должно поручить свидетельствовать и о прочих событиях; потому что искомым было воскресение, так как оно совершилось втайне, а прочее - явно.

23. И поставиша два, Иосифа нарицаемаго Варсаву, иже наречен бысть Иуст, и Матфиа. 24. И помолившеся реша: Ты Господи сердцеведче всех, покажи, егоже избрал еси от сею двою единаго, 25. Прияти жребий служения сего и апостольства, из негоже испаде Иуда, ити в место свое. 26. И даша жребия има, и паде жребий на Матфиа, и причтен бысть ко единонадесяти апостолом.

И поставиша два. Почему не многих? Чтобы не вышло большего нестроения; притом же и дело касалось немногих. Благовременно взывают в молитве к Сердцеведцу. Не говорят далее: избери, но: покажи, егоже избрал еси, зная, что у Бога все определено прежде помышления человеческого. Везде избрание называет жребием, показывая этим, что все происходит по Божию человеколюбию и по Божию избранию, и напоминая им о древних событиях; потому что как левитов, так и их Бог избрал себе по жребию. Что же за мужи были они? Может быть, они были из числа семидесяти, бывших с двенадцатью апостолами, и из других верующих, но более пламенно веровавшие и более благочестивые, чем прочие. Таковы были и Иосиф и Матфий. Называет же Иосифа и Варсавою и Иустом, быть может, и потому, что у них этими именами называлось одно лицо; но, может быть, и вследствие перемены образа жизни давалось новое название; наконец прозвание, может быть, присваивалось образу занятий. Отчего же не начинает слово Иаков, приявший епископство в Иерусалиме, но право говорить народу уступает Петру? Оттого, что он был проникнут смирением; тогда не думали ни о чем человеческом, но имели в виду пользу общую. По той же самой причине и апостолы уступают ему кафедру, и не соревнуют ему и не спорят с ним. Ити в место свое. Место, которое имел достойно занять Матфий, (Лука) называет своим, или собственным; потому что как Иуда еще прежде, чем испаде с него, с того времени, как заболел недугом сребролюбия и предательства, был уже отчужден от места сего, так точно еще прежде, чем Матфий занял это место, с того времени, как он соделал себя достойным такого дара, оно стало его собственностию. Почему предпочитают избрание посредством жребия? Потому, что они еще не считали себя достойными узнать об этом посредством какого-либо знамения; и Дух Святый еще не сошел на них; да и не было нужды в знамении; потому что жребий имел великое значение. Если уже в том случае, когда, для определения правильного мнения относительно Ионы, не помогли ни молитва, ни мудрость мужей, а напротив так много значил жребий, то тем более в этом случае. И иначе: в место свое: каждый своими делами приготовляет себе или хорошее, или худое место. Итак когда (Лука) говорит это, то говорит, что Иуда пошел в место свое - худое, которое он устроил себе предательством Иисуса; потому что места хороши или худы для нас не по природе, но своими делами мы изготовляем себе место. Так понеже бояхуся бабы еврейския <Бога, сотвориша себе жилища> (Исх. 1, 21); а нечестивые слышат следующее: <ходите светом огня вашего, и пламенем, егоже разжегосте> (Иса. 50, 11). Слово: место, имеет много значений. Оно означает, между прочим, должность какую-либо; так мы говорим: место епископа, или пресвитера. Можно видеть то же самое и из противного, смотря по тому, как каждый уготовляет себе свое место своими делами: так можно иметь место лжеучителя и лжеапостола, равно как тирана и виновника других преступных дел. Итак поелику и Иуда, увлекшись страстию к сребролюбию, занял место предателя; то справедливо об нем сказано: ити в место свое. Лишившись за свои действия места в лике апостолов, он устроил себе свое место.


 
Глава 2 Печать


1. И егда скончавашася дние пятдесятницы, беша вси апостоли единодушно вкупе. 2. И бысть внезапу с небесе шум, яко носиму дыханию бурну, и исполни весь дом, идеже бяху седяще. 3. И явишася им разделени языцы яко огненни: седе же на едином коемждо их. 4. И исполнишася вси Духа Свята, и начаша глаголати иными языки, якоже Дух даяше им провещавати.

Почему (случилось это) егда скончавашася дние пятдесятницы? Потому, что когда должен был сойти серп на жатву, когда следовало собирать плоды, тогда должен был сойти и серп слова; и как бы вместо серпа слетал изощренный Дух Святый. И Христос говорит: <жатва многа, делателей же мало> (Матф. 9, 37), и в другом месте: <видите нивы, яко плавы суть к жатве уже> (Иоан. 4, 35). Восприняв начатки, Христос сам первый вознес их; сам же первый послал и серп. Почему же (послал) егда скончавашася дние пятдесятницы? Потому, что этому следовало быть, когда снова наступит праздник, чтобы бывшие при кресте Христовом могли видеть и это. Разделени языцы яко огненни. Пострадавший по плоти добровольною страстию и воскресший из мертвых Господь совоскресил с Собою и нас, умерших грехом, и разрушил власть диавола. Поэтому до пятьдесятницы (от пасхи) мы на молитве не делаем земных поклонов, воспевая победу над нашими врагами: <тии спяти быша и падоша: мы же востахом и исправихомся> (Псал. 19, 9). Но, при явлении нам в огненных языках Духа Святого, мы преклоняем колена, не вынося этого зрелища и показывая, что чрез Святого Духа мы познали совершенное поклонение Святой Троице; потому что <Дух есть Бог, и иже кланяется Ему, духом и истиною достоит кланятися> (Иоан. 4, 24). Сошествие Святого Духа совершилось в день пятьдесятницы по следующей причине. В день пятьдесятницы, в ветхом завете, дан был закон. Итак, в какой день дан был закон, написанный на скрижалях, в тот же день даровано законоположение Святого Духа, начертанное не на скрижалях, но на сердцах. В день пятьдесятницы народ (израильский) получил закон в пустыне синайской; потому что в четырнадцатый день первого месяца, по лунному счислению, когда праздновали опресноки и тайну пасхи, вышли сыны Израиля из Египта. От четырнадцатого дня считай до конца месяца семнадцать дней, потом тридцать дней следующего месяца и три дня третьего. Вот на сколько дней пятьдесятница позже праздника опресноков или пасхи. Итак от четырнадцатого дня (первого месяца) до третьего дня третьего месяца пятьдесят дней. Посему говорится: <месяца же третияго изшествия сынов Исраилевых от земли Египетския, рече Господь Моисею: сошед засвидетельствуй людем, и очисти я днесь и утре> (Исх. 19, 1. 10). Это Господь говорит в новомесячии. В третий день, говорится далее, <снидет Господь на гору Синайскую, пред всеми людьми> (11). Итак, в какой день дан закон, в тот же нужно было даровать и благодать Духа; потому что как Спаситель, имея понести святое страдание, благоволил предать Себя на это страдание не в иное время, но в то, в которое закалали агнца, чтобы связать истину с самым образом, так и сошествие Святого Духа, по благоизволению свыше, даровано не в иное время, но в то, в которое дан закон, чтобы показать, что и тогда законополагал и теперь законополагает Дух Святый. Итак в ветхом завете закон дан был в пятидесятый день. А после пришествия в обетованную землю израильтяне в память об этом событии устроили праздник; и в это время от начатков новых плодов и от новых колосьев приносили Богу; и это было символом праздника. Так как в день пятьдесятницы сносили снопы новых плодов и разные лица сходились под одно небо: то в этот же день имело быть и то, чтобы начатки от всякого народа всех живущих под небом народов собирались в один сноп благочестия и по слову апостольскому приводились к Богу. Сноп колосьев служил прообразом этого, чтобы предобозначить собою снопы душ, избираемых из разных стран и приводимых к Богу. Почему сошествие Святого Духа было не без чувственных символов? Потому, что если и при этом говорили, яко вином исполнени суть, то чего не сказали бы, если бы этого не было? Не просто был шум, но шум с неба и внезапный, чтобы более изумить их. Яко носиму дыханию бурну. Говорит, что сошествие Духа было с большой и сильной быстротой и заставило всех сойтись и сбежаться туда. И исполни весь дом. Дух Святый наполнил весь дом, чтобы показать, что дар этот дарован не отдельно кому-нибудь, но всей полноте Церкви; потому что дом был символом Церкви, как купель - символом воды; а это - знак обилия и силы. Но дом наполнился не огнем; потому что это принудило бы их удалиться. Что же всего удивительнее, так это то, что языки разделились и седе на едином коемждо их. Прекрасно говорит, что разделились, дабы ты узнал, что посланная Утешителем сила одна и та же. Прекрасно также говорит: яко огненни, и: яко носиму дыханию, чтобы ты не помыслил чего-либо чувственного о Духе. Итак не просто был ветер, не просто огонь, но Дух Святый, являвшийся там. Наблюдай: когда Иоанн видел Святого Духа, то видел Его в образе голубя; апостолам же нужно было видеть Его в образе огня. Седе на едином коемждо их, то есть, остался и начал обитать, потому что выражение <сидеть> есть знак прочного и постоянного пребывания. На кого же седе Святый Дух, на двенадцать ли только, или на сто двадцать? Ясно, что на всех; потому что апостол Петр не напрасно приводит слова пророка, когда говорит: <и будет в последния дни, глаголет Господь, излию от Духа моего на всяку плоть> (Деян. 2, 17). И они не просто приняли, но исполнишася от Духа Свята, и притом вси, а не апостолы только. - Наблюдай: когда они бяху терпяще в молитве и молении, когда были исполнены любви, тогда сходит Дух. Для чего же Он явился в виде огня? Для того, чтобы показать, что Он одного и того же существа с Тем, кто над купиною явился также в виде огня. И седе на голову; с головы же исполнил всего человека; и был виден на головах у них огонь не сожигающий, но освящающий и просвещающий. Почему же они приняли языки не на уста, а на голову? Не на язык, то есть, не на физический орган дан Дух, чтобы не подумали, что они из своего чрева и из своих уст произносят то, чего не имели. Но как поднимающиеся на небо воды занимают вершины гор и уже с высот спускаются в долины: так благодать Духа, заняв верхнюю часть головы, как бы гору, распространилась потом на мозг, потом на уста и на сердце и с головы наполнила собою совершенно всего человека. Почему же, еще повторяю, на голову? Потому, что апостолы рукополагались в это время в учители вселенной; а рукоположение совершается не иначе, как на голову. Итак тем, что языки были над головами, показывается образ рукоположения; потому что рукоположение совершается чрез возложение рук на голову; каковой образ рукоположения в силе и доныне. Так как сошествие Святого Духа бывает (ныне) невидимым образом: то на голову рукополагаемого архиерея возлагается евангелие; и когда оно возлагается, тогда в этом следует видеть не иное что, как покоящийся на голове огненный язык, - язык - ради проповеди, огненный - в силу слов: <огня приидох воврещи на землю> (Лук. 12, 49). Не сказал: утвердился или поместился, но: седе; не сказал также: занял поверхность, но: седе на..., чтобы показать, что всякий муж, совершающий священнодействие, есть трон Божий. И начаша глаголати иными языки. Благодать Божия благоволила определить исперва, чтобы слово апостолов было действенно; потому что зачем проповедники, если бы не было слушателей? А так как начаткам из язычников следовало стать участниками (в вере) с самых первых дней, то писатель прибавляет: и начаша глаголати иными языки. Почему же дар языков апостолы получили прежде других дарований? Потому, что имели разойтись по всем странам; и как во время столпотворения один язык разделился на многие, так теперь многие языки соединились в одном человеке; и один и тот же человек, по внушению Святого Духа, стал говорить и на персидском и на римском и на индийском и на многих других языках. И дар этот назывался даром языков; потому что апостолы могли говорить на многих языках. - Якоже Дух даяше им провещавати. Не от себя говорили, но провещавали от Духа Божия, проповедуя, то есть, уразумевая и провозглашая изреченные святыми пророками свидетельства о Христе.

5. Бяху же во Иерусалиме живущии иудеи мужие благоговейнии от всего языка, иже под небесем. 6. Бывшу же гласу сему, снидеся народ, и смятеся: яко слышаху един кийждо их своим языком глаголющих их.

Мужие благоговейнии. Уже то самое, что, оставив свои отечества они обитали в Иерусалиме, было знаком благоговения. Это в особенности - люди, из различных стран отправившиеся на жительство в Иерусалим, оставив домы и родных. Выражение же: <от всего языка> употреблено вместо выражения: <от многих языков>; потому что Писание часто употребляет слово <весь> вместо <многие>: так в этом смысле сказано и следующее: <излию от Духа моего на всяку плоть> (Иоил. 2, 28), и следующее: <вси своих си ищут, а не яже Христа Иисуса> (Фил. 2, 21), и следующее: <несть праведен никтоже> (Рим. 3, 10). Выражением всецелости Писание обозначает в этих местах многих. Далее: бывшу гласу сему, снидеся народ и смятеся, то есть, был смущен, изумился. Так как это случилось в доме; то, очевидно, народ сбежался отвне. Яко слышаху кийждо своим языком. Знали, что верующие и особенно апостолы (так как собравшиеся обращали свои взоры более на апостолов) - галилеяне; и однакож они говорили на удивительно многих языках. Смятеся народ; естественно; потому что сбежавшиеся полагали, что событие угрожает им за содеянное ими злодеяние против Христа; и совесть их раздирала их души, так как умерщвление Христа было еще живо в памяти; и они страшились всего. Но это укрепляло апостолов; так как и самые слушатели давали им знать, что это - чудесный дар; потому что апостолы не понимали, что известное выражение было парфянское, но узнали это от слушателей. Упоминает также и о враждебных народах - критянах, аравлянах и других; это было символом того, что они победят всех. А так (в Иерусалиме) было много пленных. Итак свидетельство отовсюду и от граждан и от чужестранцев и от прозелитов.

7. Дивляхуся же вси и чудяхуся, глаголюще друг ко другу: не се ли вси сии суть глаголющии галилеане? 8. И како мы слышим кийждо свой язык наш, в немже родихомся? 9. Парфяне и мидяне и еламите, и живущии в Месопотамии, во Иудеи же и Каппадокии, в Понте и во Асии, 10. Во Фригии же и Памфилии, во Египте и странах Ливии, яже при Киринии, и приходящии римляне, иудеи же и пришелцы, 11. Критяне и аравляне, слышим глаголющих их нашими языки величия Божия? 12. Ужасахуся же вси и недоумевахуся, друг ко другу глаголюще: что убо хощет сие быти? 13. Инии же ругающеся глаголаху, яко вином исполнени суть.

Везде наряду с добродетелию - порок. Одни удивлялись, другие поносили. Первые поистине были благоговейны; они потому и жили там (в Иерусалиме), что по закону им позволялось трижды в год являться в иерусалимском храме. Но обрати внимание на безумие других: вином, говорят, исполнени суть, хотя и время было не такое, (в которое можно было бы предположить что-либо подобное); потому что был праздник пятьдесятницы и час третий; но злоба не останавливается ни пред чем. А главное: когда одни, бывшие частию из иудеев, частию из римлян, частию из пришельцев, а, быть может, частию и из распинавших, словом, почти из всех народов, слыша проповедь апостолов, удивлялись и утверждали, что апостолы говорят на их языках, нашлось несколько таких, которые однакож поносили их (апостолов). Поносившие понимали ли, когда апостолы говорили на разных языках, или нет? Если они не понимали, то как выходит, что апостолы говорили на всех языках? Если же понимали, то как осмелились обвинять их в опьянении, имея налицо обличителей, именно тех самых мужей, которые слышали и понимали, что апостолы говорят на разных языках и что они не пияни. Это пусть разрешит кто-нибудь другой; я же утверждаю наоборот, что если бы они не понимали, то никак не унизили бы чуда до опьянения (не назвали бы чуда пьянством); так как для чего было бы и стараться об унижении того, что не причиняет никому никакой досады. Поэтому и Лука называет их поносителями, как бы хулителями и клеветниками. Итак они клеветали, понимая то, о чем говорилось; но клеветали потому, что были недовольны тем, что говорилось; потому что апостолы глаголаху величия Божия. Каким же образом, понимая то, что говорилось, они приписывали это опьянению? Вследствие великого безумия и чрезмерной жестокости; потому что у многих, если они недовольны тем, что говорится, - в обычае считать говорящего или беснующимся, или сумасшедшим, или обвинять в опьянении и непонимании того, что он говорит; хотя тот, кто говорит, и здраво говорит, и хотя поноситель, при самом обвинении первого, слушает однакож и понимает его. А эти, обвиняя апостолов в опьянении, выказали еще больше дерзости; потому что хотя сами и слушали их на своем языке, но полагали, что другие люди, люди самых разнообразных наречий, не понимали их. Сами понимали то, что говорилось, а об остальных, из-за которых и оклеветали апостолов в опьянении, думали, что не понимают чуда. Как в то время, когда Господь изгонял бесов, они хотя и понимали и видели эти чудесные действия, но, вместо должного прославления, оклеветали Господа в том, будто Он совершал их силою веельзевула, также видя исцеляемыми всякие болезни и страдания, они эти чудесные действия сделали поводом к зависти, доносам и убиению: так и теперь, не имея возможности отрицать чудесность и сверхъестественность языков, они однако же дерзнули унизить чудо до опьянения. Но обрати внимание и на злоухищрение. Так как было невероятно, чтобы кто-нибудь был пьян в такой час и в особенности люди, испытавшие много опасностей и ужасов; то они приписывают все качеству вина, говоря, яко вином исполнени суть. Здесь наглость домогается уже только того, чтобы сказать что-нибудь, а не того, как бы сказать поосновательнее. Поэтому и то, что высказывается ими, по-видимому, и неясно, - и то полно глупости и безумия. Заметь, как злоба изобличается и временем (года) и часом (дня). Откуда глевкос во дни пятьдесятницы? Глевкосом называется новое вино. Далее опьянение дает силу говорить на разных языках, - опьянение, которое и природного (языка) лишает?! Посмотри, что устрояет Бог. Иудеи отказались бы войти и послушать, если бы не подозревали, что это клевета. Господь допустил клевету, чтобы собрать многих (слушателей).

14. Став же Петр со единонадесятми, воздвиже глас свой, и рече им: мужие иудейстии и живущии во Иерусалиме вси, сие вам разумно да будет, и внушите глаголы моя. 15. Не бо, якоже вы непщуете, сии пияни суть: есть бо час третий дне.

Выше видел ты промышление; здесь замечай мужество, потому что, если все слушатели удивлялись, то разве не столько же было удивительно и то, что человек простой и некнижный возвысил голос среди такого множества, несмотря на то, что были и клеветавшие и способные убить? Ужели это не выше человеческих сил? Но посмотри: тотчас по возвышении голоса он (т.е. Петр) изобличает обман, (доказывая), что они не пьяны. Но они и не в исступлении. Что же такое происходит с ним и с одиннадцатью? Петр произносил общее мнение и общий голос, и был устами всех; а одиннадцать предстояли тут, свидетельствуя о том, что он говорил. Воздвиже глас свой, то есть, начал речь с большим дерзновением для того, чтобы тотчас в начале ее почувствовали благодать Духа. Тот, кто не выдержал вопроса слабой рабы, тот самый среди народа - убийц говорит с таким дерзновением. Прежде, чем получил дар языков, Петр устрашился, когда спрашивала его одна только рабыня придверница, и говорил: не вем человека. Там одна рабыня и великий страх; здесь неисчислимое множество и голос, полный великого дерзновения. Не сказал: не бо, якоже вы клевещете, сии пияни, суть, но: якоже вы непщуете; потому что говорит уже более кротко и не желает доказывать настойчиво, что они говорили это по злобе; но приписывает им незнание, а не обличает в нечестии, предуготовляя для них путь к обращению. И что значит (возражение), что не в обычае упиваться в третьем часу? Но Петр не остановился на нем; потому что и сами они не так думали об апостолах, но говорили так только по клевете.

16. Но сие есть реченное пророком Иоилем: 17. И будет в последния дни, глаголет Господь, излию от Духа моего на всяку плоть, и прорекут сынове ваши и дщери вашя: и юноши ваши видения узрят, и старцы ваши сония видят. 18. Ибо на рабы моя и на рабыни моя, во дни оны излию от Духа моего, и прорекут.

Ссылается не на Христово имя, не на Христово обетование, но на обетование Отца. Замечай предусмотрительность. Не умолчал (о пророчестве), но и не сказал прямо о том, что касается Христа, именно, что Он после того, как был распят (и восстал), обещал им (апостолам) этот дар. Если бы он Петр сказал это, то испортил бы все; хотя это и могло доказать божественность Христа, но показалось бы невероятным. Вопрос же - в том, чтобы поверили тому, что говорится; а то, что показалось бы невероятным, заставило бы их поколебаться. Этих недоумений ничто не в состоянии разрешить, кроме пророческого свидетельства. Итак, когда возникает какой-нибудь сомнительный вопрос, не прибегай к рассуждениям. Рассудочные обсуждения также опровергаются, как составляются; а глас Божий кто разрушит? Рассуждение разрушается; Писание не разрушается. Не сказано: излию Духа моего, но: от Духа моего. Не Дух, но дар Духа изливается на всяку плоть и именно на уверовавшую, то есть, на язычников. Но он еще не открывает им этого; а слова: на всяку плоть, подают им и добрые надежды и не позволяют ожидаемые блага присваивать себе одним; чрез это самое он подсекает и зависть в самом ее корне. Обрати же внимание на то, как разнообразно откровение Святого Духа. Один, имея благодать Духа, пророчествует; другой, неспособный на это служение, получает дар видений: так Петр в шестом часу дня видит сосуд; так Корнилий в девятом часу видит ангела. Видение сердцем не называется взглядом или взором o3rama, но видением o3rasij. Иначе видят видение: так видевший говорит: <иди>; иначе видят теорему, когда видят уже не глазами; иначе поучаются образами, какие представляются во сне.

19. И дам чудеса на небеси горе, и знамения на земли низу, кровь и огнь и курение дыма. 20. Солнце преложится во тму, и луна в кровь, прежде даже не приити дню Господню великому и просвещенному. 21. И будет, всяк, иже аще призовет имя Господне, спасется.

Этими словами пророк наперед ясно предсказывает и о будущем суде, и об Иерусалиме, и о плане иудеев, и о событиях, имевших быть при кресте Христовом, и наконец о том, что случилось с иудеями вследствие римской войны, когда в Иудее проливалось римлянами множество крови, когда развевался дым от сожигаемых городов и селений. Чрез это иудеи несли наказание за свою дерзость против Христа, - за дерзость, которой не перенесло и самое солнце и смежило свое око, световую силу, и луна свой сребровидный образ изменила в красный свет. Говорят однако же, будто много подобных явлений было на небе и во время разрушения Иерусалима; так свидетельствует Иосиф (Флавий). Впрочем словами: луна преложится в кровь, пророк указывает и на чрезмерную жестокость заклания (т.е. распятия Господа). Но почему происходит это в третьем часу? Чтобы показать чудесность этого явления: блеск огня виден среди светлого дня, когда все на площади! Впрочем составитель (богослужебных) песней понимает сказанное пророком так: кровь - воплощение, огнь - Божество, курение дыма - Святый Дух, осенивший наитием Деву и исполнивший мир благовонием, а под днем Господним разумеет день воскресения. Но Господь говорит: излию от Духа моего, прежде неже приити дню Господню. Скажи иудею: если одно лицо и одно имя у Божества и если Бог говорит сам о Себе, то почему не сказал: прежде неже приити дню моему? Если, говорит (Петр), вы согрешаете теперь безнаказанно, так на это не надейтесь; потому что это только начало того великого и трудного дня. Подвигнув этим и устрашив сердца их, он успокаивает их и дозволяет им питать добрые надежды. И будет, всяк, иже аще призовет имя Господне, спасется. Но не просто призовет; потому что говорится: не всяк глаголяй ми: Господи, Господи; нет, всяк, кто призовет с расположением и с доброю жизнию. Включив теперь в свою речь слово о вере (о необходимости веры), - потому что спасение зависит от призывания, - он делает (свою) речь удобопонятною. Имя Господне, по объяснению Павла, призывается во имя Христа; но Петр на этот раз не решился открыть это своим слушателям.

22. Мужие исраильтестии, послушайте словес сих: Иисуса Назореа, мужа от Бога извествованна в вас силами и чудесы и знамении, яже сотвори тем Бог посреде вас, якоже и сами весте, 23. Сего нарекованным советом и проразумением Божиим предана приемше, руками беззаконных пригвождше убисте: 24. Егоже Бог воскреси, разрешив болезни смертныя.

Слово это не есть лесть; но так как он Петр сильно укорил их, то теперь снисходит им и напоминает о праотцах, убеждая припомнить их веру; и снова начинает сначала, чтобы не возмутить их; так как намерен был напомнить им об Иисусе. Прежде, слушая пророка, они не могли возмущаться. И посмотри, как он ничего не говорит об истинах возвышенных, но начинает со сторон, которые говорят о великом смирении Иисуса. Назореа, говорит, называя Иисуса по отечеству, которое представлялось очень ничтожным. Как в тех случаях, когда Христос называется Божиею силою и Божиею премудростию, мы относим эти названия к Его божеству; так в тех случаях, когда Он называется человеком и умершим за грехи наши, мы относим названия эти к Его плоти. И сам Он говорил некогда: <вы ищете убить Меня, человека, который говорил вам истину> (Иоан. 18, 4. 7. 37), а еще некогда говорил: <Аз и Отец едино есма> (Иоан. 10, 29). Отсюда, на основании первого текста, возникла ересь самосатская, полагавшая, что Иисус простой человек. Силами и чудесы и знамении. Эту же мысль выражают и слова в послании к римлянам: о <нареченнем Сыне Божии в силе> (Рим.1, 4), то есть, о Сыне, которого дела и чудеса доказали, что Он поистине есть Сын Отца; потому что нет никакого различия между изречением: нарещи Сына Божия в силе, и изречением: извествовать Его силами и чудесы и знамении, которые сотворил чрез Него Бог. Поистине Бог действует как бы чрез Сына; потому что чрез Него и веки сотвори. А выражением: в вас, призывает их в свидетели того, что говорит; в вас, - значит не тайно, не в уголке. Потом, напав на их беззаконие, старается снять с них ответственность за него и говорит: нарекованным советом, показывая этим, что они не своею силою сделали то, на что дерзнули, но потому, что Он сам соизволил на это и что это определено было свыше. Далее, чтобы не показалось, что они невинны, - так как хотя это и было определено, однако же убийцами были они, - чтобы не показалось так, он прибавляет: руками беззаконных, то есть, или чрез предателя Иуду, или чрез распявших Христа воинов. Хотя известно, что пригвоздившие Его ко кресту совершили беззаконие, тем не менее сначала он Петр говорит об этом неясно, чтобы не довести их до отчаяния. Егоже Бог воскреси. Ах! как он решился сказать среди убийц, что Христос воскрес? А если говорится, что Отец воскресил Его, так это по причине немощи слушателей; потому что посредством кого действует Отец? Посредством своей силы; а сила Отца - Христос. Итак Он сам воскресил Себя, хотя и говорится, что Его воскресил Отец. Разрешив болезни смертныя. Показывает, что и смерть мучилась (как бы родами) и страшно страдала, когда обдержала Его; потому что ветхий завет болезни как бы рождающей смерти называет опасностию и бедствием для нее. Рождающая не удерживает того, что находится в ней, и не действует, но страдает и спешит освободиться. Прекрасно назвал воскресение разрешением болезней смерти, так что можно сказать: разорвав беременное и страдающее родами чрево, Христос Спаситель появляется и выходит как бы из какой рождающей утробы, то есть, из уз смерти и из среды ада. Поэтому Он и назван перворожденным из мертвых.

Якоже не бяше мощно держиму быти ему от нея. 25. Давид бо глаголет о Нем: предзрех Господа предо мною выну: яко одесную мене есть, да не подвижуся. 26. Сего ради возвеселися сердце мое, и возрадовася язык мой: еще же и плоть моя вселится на уповавании. 27. Яко не оставиши души моея во аде, ниже даси преподобному твоему видети истления. 28. Сказал ми еси пути живота: исполниши мя веселия с лицем твоим.

Якоже не бяше мощно. Намащенные борцы были неуловимы для противников, и намащенные заклинатели были предохранены и защищены от зубов змия. Когда намащенный таинственно Духом своим Христос вступил в борьбу с смертию и подчинился этому губителю, тогда появившийся противник был сокрушен. Якоже не бяше мощно... Потому не было возможно, что найдено было, что Он от Бога рожден, и что Ему чуждо было всякое пременение или преложение, и что Он так восстал, что более не имел уже умирать. Далее приводит Давида, превышающего всякий человеческий разум, - потому что такого рода дело пророчество, - и говорит: Давид бо глаголет о Нем, а не о себе; и опять начинает со сторон смирения. Хотя и совершилось это теперь, но предначертано было издревле; Бог соизволял на это исперва и исперва так предначертал. Предзрех Господа предо мною выну. Называет Отца Господом Его (Иисуса); потому что Он (Иисус) принял зрак раба. Если же здесь говорится, что Отец есть одесную Сына, а в других местах говорится, что Сын одесную Отца, то этим обозначается их равенство. Еще же и плоть моя вселится на уповании. Так как Иисус, восприяв смерть, совлек ту плоть, какую принял по плану домостроительства, чтобы снова воскресить ее от смерти; то справедливо, что плоть Его питала себя упованием в ожидании воскресения. Хотя слова: яко не оставиши души моея во аде, некоторые и принимают за слова от лица Давида, не имея впрочем возможности доказать свою мысль; однакож они верно и благочестиво говорят, что тело восстало, чтобы быть нетленным и духовным; так как воскресшая плоть после воскресения есть тело духовное и нетленное. Пути живота, то есть, те пути, которые души праведников прошли вместе с Искупителем, выходя из преисподних мест. В словах: исполниши мя веселия с лицем твоим, под лицом следует разуметь явление Господа в божественном образе и призрение на нас, которым Он ближе призрел нас.

29. Мужие братие, достоит рещи с дерзновением к вам о патриарсе Давиде, яко и умре и погребен бысть, и гроб его есть в нас даже до дне сего. 30. Пророк убо сый, и ведый, яко клятвою клятся ему Бог, от плода чресл его по плоти воздвигнути Христа, и посадити Его на престоле его, 31. Предвидев глагола о воскресении Христове, яко не оставися душа Его во аде, ни плоть Его виде истления.

Изложив свидетельство Давида, присовокупляет: мужие братие. Когда намерен сказать что-либо великое, предварительно пользуется этим оборотом, воодушевляя их и примиряя. А где не представлялось ничего такого, что могло бы быть вредным, там говорит с большою умеренностию. Если бы таким образом он сказал просто: <это сказано Давидом>, то показался бы суровым и скорее возбудил бы в них гнев, чем соделал бы их послушными. Оказанием же большой чести блаженному Давиду он достигает того, что является удобоприемлемою мысль, что пророчество это сказано о Христе. В таком духе построена и вся эта речь его. Так, сказав, что Давид и умре и погребен, не сказал: и востал, но: и гроб его есть в нас даже до дне сего. Это равняется выражению: и он не восстал. Далее не прямо переходит ко Христу, но снова прославляет Давида, и этими прославлениями его (Давида) достигается цель слова; потому что для того и говорится это, чтобы иудеи ради чести, оказываемой ими Давиду, и ради его рода приняли слово о воскресении (Христа); так что если бы этого не было (т.е. если бы они не приняли слова о воскресении), то и оказали бы пренебрежение к пророчеству и подорвали бы уважение к себе самим. Клятвою клятся ему Бог. Не сказал: обетова, но: клятся, указывая этим на непреложность обетования. Посадити на престоле его. Престол употребляется вместо царства во многих местах божественного Писания; так и здесь и в следующем месте: престол твой, Боже, в век века. По плоти воздвигнути Христа. По плоти, говорит; потому что по божеству Он от века и всегда сидит вместе с Отцом; приписывает же все Отцу, чтобы удобнее могли принять то, что говорится. Но каким образом сидит на престоле Давидовом? Таким, что Он есть царь и иудеев и тем более тех, которые распяли Его.

32. Сего Иисуса воскреси Бог, емуже вси мы есмы свидетели. 33. Десницею убо Божиею вознесеся, и обетование Святаго Духа прием от Отца, излия сие, еже вы ныне видите и слышите. 34. Не бо Давид взыде на небеса: глаголет бо сам: рече Господь Господеви моему: седи одесную мене, 35. Дондеже положу враги твоя подножие ног твоих. 36. Твердо убо да разумеет весь дом Исраилев, яко и Господа и Христа его Бог сотворил есть, сего Иисуса, егоже вы распясте.

Снова указывает на Отца, хотя достаточно было и прежнего указания. Но он знал, как полезно было это для слушателей в деле принятия ими того, что особенно необходимо. Выражением: <вознесеся,> Давид указал на вознесение и на то, что Он Иисус - на небесах, но и это сначала не ясно. Смотри: в начале слова, когда и пророка Иоиля привел во свидетели, не говорил, что Христос послал Духа Святого, но говорил, что послал Его Отец. А когда напомнил и о знамениях Христовых и о том, что сделано было против Христа, и когда с дерзновением высказал истину об Его воскресении; тогда наконец говорит уже, что Он Христос излил Духа Святого, что, следовательно, пророк об Нем говорил: и будет в последния дни... Обетование же разумеет или то, которое обещал нам апостолам, или то, которое обетовал Ему Иисусу Отец прежде креста и страданий. А так как он Петр имел сказать великую и высокую истину, именно то, что Духа Святого излил Христос, то затеняет ее, сказав, что Отец дал Ему это обетование; потому что кто бы что ни говорил, - если слово свое оканчивает без пользы, говорит напрасно и попусту. Показывает также Петр, что крест не только не унизил Его Иисуса, но придал Ему еще более блеска. Если тогда, по гласу Иоанна: той вы крестит Духом Святым и огнем, Отец дал Ему обетование, то теперь исполнил обетование. Глаголет бо сам: рече Господь Господеви моему. Здесь Петр говорит уже без опасения; так как сказанное выше ободрило его. Но какое значение в словах: рече Господь Господеви моему? Если уже Давид называет Его (Иисуса) Господом, то тем более иудеи не должны отрицать этого. Словами же Давида: дондеже положу враги твоя, навел Петр на них страх, как средство победить их. А чтобы не подорвать веры в себя, он приписывает все Отцу. После того, как сказал о предметах великих, он слово свое снова сводит на дела смирения Его Иисуса. Седи одесную мене. В словах: седи одесную мене, мы уразумеваем равночестность Отца и Сына; так как понятие: правый, или левый, немыслимо по отношению к бестелесной сущности. А кто сии враги, это объясняет апостол, взывая: <егда испразднит всяку власть, последний враг испразднится смерть> (1 Кор. 15, 24. 25. 26). Яко и Господа и Христа его Бог сотворил есть. Выражение: сотворил есть, употреблено вместо выражения: <поставил>; потому что речь идет не о существовании и не об ипостасности. Еще не перестает говорить о делах смирения. Следовало бы присовокупить: твердо убо да разумеет весь дом Исраилев, яко одесную седит, так как это именно вытекает из предыдущего. Но он не говорит этого, а выражается гораздо смиреннее, именно: яко и Господа и Христа его Бог сотворил есть; потому что таково значение слова: сотворил. Итак всюду следует иметь в виду пользу слушателей.

37. Слышавше же умилишася сердцем, и реша к Петру и прочым апостолом: что сотворим, мужие братие? 38. Петр же рече к ним: покайтеся, и да крестится кийждо вас во имя Иисуса Христа во оставление грехов: и приимете дар Святаго Духа. 39. Вам бо есть обетование и чадом вашым, и всем далним, елики аще призовет Господь Бог наш. 40. И иными словесы множайшими засвидетелствоваше и моляше их, глаголя: спаситеся от рода строптиваго сего.

Видишь, сколько благоснисхождения, и как оно более, чем суровость, способно проникать в сердца людей и смягчать их. Хотя блаженный Петр и напоминает им в этом месте об их дерзновениях, но напоминает кротко, не прибавляя ничего оскорбительного для них. Устыдились благоснисхождения Петрова, то есть, того, что с ними, предавшими смерти самого Господа, поднимавшими руки на них самих и желавшими истребить их (апостолов), он Петр говорил с заботливостию, как отец и учитель. Умилишася, говорится: не просто убедились, но познав себя; потому что говорят: что сотворим?, как бы недоумевая и беспокоясь за свои дерзновения. Кого прежде называли обманщиками, тех называют теперь братьями, и при этом не дерзают употреблять этого названия пред лицом тех, кого так называют, но желают заявить чрез это свою любовь и то, как сильно они (иудеи) стали расположены к апостолам. Поэтому, как показывает начало речи Петровой, и сами апостолы называли их этим именем. Хотя вопрос был предложен всем апостолам; однакож снова отвечает Петр, - так как сами апостолы предпочитали его уста, - и говорит: покайтеся, и да крестится кийждо вас во имя Иисуса Христа. Слова эти не противоречат следующим словам: <крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа> (Матф. 28, 19); потому что Церковь мыслит святую Троицу нераздельною, так что, вследствие единства трех ипостасей по существу, крещаемый во имя Христа крещается в Троицу, так как Отец и Сын и Святый Дух нераздельны (по существу). Если бы имя Отца было не Бог, и имя Сына - не Бог, и имя Святого Духа - не Бог, то следовало бы сказать: во имя Бога Иисуса Христа, или даже просто только - в Сына. Но он Петр говорит: во имя Иисуса Христа, зная, что имя Иисуса есть Бог, равно как и имя Отца и имя Святого Духа. И приимете дар Святаго Духа. Заметь: он показал, что дар Христов и дар Святого Духа - один и тот же дар; так как одно и то же и достоинство их. Беседуя выше он назвал этот дар обетованием. Далее говорит: и чадом вашым; потому, что дар ценнее, когда блага переходят и к наследникам. И всем далним. Если же этот дар - для дальних, то тем более для вас близких. Обрати внимание на то, когда указал им иудеям на призвание язычников, сказав: и далним. Когда? Тогда, когда нашел их умилившимися и познавшими себя. Когда душа осуждает себя саму, тогда она уже не может завидовать.

41. Иже убо любезно прияша слово его, крестишася: и приложишася в день той душ яко три тысящы. 42. Бяху же терпяще во учении апостол и во общении и в преломлении хлеба и в молитвах. 43. Бысть же на всякой души страх: многа бо чудеса и знамения апостолы быша во Иерусалиме. 44. Страх же велий бяше на всех их: вси же веровавшии бяху вкупе, и имяху вся обща: 45. И стяжания и имения продаяху, и раздаяху всем, егоже аще кто требоваше. 46. По вся же дни терпяще единодушно в церкви, и ломяще по домом хлеб, приимаху пищу в радости и в простоте сердца, 47. Хваляще Бога и имуще благодать у всех людей. Господь же прилагаше по вся дни церкви спасающыяся.

Здесь исполнение пророчества, в котором говорится: <кто слыша сицевое, и кто виде сице? аще родила земля с болезнию во един день, или родися язык весь купно? яко поболе и роди Сион дети своя> (Иса. 66, 8). Бысть же на всякой души страх; потому что не пренебрегали происходившим, как бы чем-либо случайным. Так как Петр был преисполнен обильною благодатию и открывал обетования и будущее: то очень естественно, что они были объяты страхом, тем более, что свои слова он подтверждал и совершаемыми чудесами и знамениями. Как при Христе - прежде знамения, потом учение, потом чудеса, так и теперь. Вси же веровавшии бяху вкупе, то есть, не по месту, но по расположению и по мыслям, по постоянному согласию между собою и по любви. А слова: егоже аще кто требоваше, употребляет не просто, но в смысле экономии; потому что выражение: <егоже аще кто требоваше,> показывает, что апостолы поступали не так, как у еллинов мудрецы, из которых одни оставили свои поля, другие побросали в море много золота. Но это было не презрение богатства, а глупость и безумие. Дьявол постарался очернить творения Божии. Благоразумно пользоваться богатством не пустая вещь. По вся дни терпяще. Не один день или два или три, но ежедневно и единодушно, как бы в одной душе. Замечай: уверовавшие иудеи ничего другого не делали, как только постоянно пребывали в храме; так как, став внимательнее к истинной вере, они исполнились большего благоговения и к этому священному месту. И апостолы не отвлекали их оттуда, чтобы не повредить им. Ломяще по домом хлеб. Дом, священный разумеет и теперь; потому что ели они в этом доме. А выражение: ломяще хлеб, показывает их великое воздержание и умеренность в пище; потому что приимаху пищу, говорится, а не пресыщались пищею. Таким образом по вере они и самую жизнь свою изменяли к лучшему. А каким же образом они имели благодать у всех людей? Лука говорит: и имуще благодать у всех людей. Как же это? Своими действиями, - милостынею и чистотою обращения. Священники по ненависти и зависти отступили от них и нападали на них, но у народа они имели благодать.


 
Глава 3 Печать


1. Вкупе же Петр и Иоанн восхождаста во святилище на молитву в час девятый. 2. И некий муж хром от чрева матере своея сый носимь бываше: егоже полагаху по вся дни пред дверми церковными рекомыми красными, просити милостыни от входящих в церковь: 3. Иже видев Петра и Иоанна хотящыя внити в церковь, прошаше милостыни. 4. Воззрев же Петр нань со Иоанном, рече: воззри на ны. 5. Он же прилежаше им, мня нечто от них прияти. 6. Рече же Петр: сребра и злата несть у мене: но еже имам, сие ти даю: во имя Иисуса Христа Назореа, востани и ходи. 7. И емь его за десную руку воздвиже.

Эти два апостола всюду являются имеющими большое единодушие. Петр помавает Иоанну (Иоан. 13, 24); оба вместе пришли ко гробу (Иоан. 20, 3); об Иоанне Петр говорит Христу: сей же что> (Иоан. 13, 24); к слову сказать, писавший эту книгу опускает прочие знамения, а об этом знамении, как таком, которое подействовало на всех, говорит. А восходили в святилище зачем? Ужели они жили еще по-иудейски? Этого быть не могло. Они поступали так, приспособляясь к народу и считая это делом полезным. Смотри, как постоянно пребывали они на молитве и в девятом часу молились вместе. Точное же упоминание и об месте и о времени (писатель книги) делает, чтобы дать отчет в том, что он описывает. Если так, то как же не называет он имени хромого? Это потому, что апостолы и не знали его имени; так как человек этот вовсе был неизвестен им. А это, быть может, потому, чтобы не показалось, что они делают исцеления в знак признательности (благодарности) и по пристрастию, и чтобы никто даже из самых наглых людей не мог подозревать их в обмане, подозревать, будто из благодарности к апостолам некоторые из их знакомых придумывали исцеления, которые будто бы совершены были над ними самими. Но как они не узнали имени хромого после его исцеления? Это потому, что у них не было времени заниматься тем, что не приносит никакой пользы. А мне кажется, что и многие не знали имени этого человека, и называли его, по характеру его болезни, просто хромым; потому что болезнь его была так замечательна и так известна, что, когда кто слышал упоминание о хромом, то, несмотря на то, что, быть может, были и другие хромые, тотчас воображал этого хромого. Но откуда они знали, что он хром от чрева матери? Из всеобщей молвы, по общему всех свидетельству; так как его все знали вследствие постоянного пребывания его при храме. Но апостолы могли узнать об этом и от него самого, по исцелении его. Почему его не приводили для исцеления ко Христу? Быть может, некоторые из усердных посетителей храма не верили в исцеления Христовы. Они не подвели его и к апостолам, несмотря на то, что видели, как они входили, и конечно знали, какие чудеса они совершали. Сребра и злата несть у мене. Не сказал: нет при себе, как обыкновенно мы говорим, но (сказал): вовсе не имею. Смотри: Иоанн всюду молчит, а Петр говорит и за него. Итак что же? Не имея серебра, ты оставляешь без всякого внимания твоего просителя? Нет: еже имам, сие ти даю, говорит Петр. Так поступал и Христос, исцеляя больных часто одним словом, а часто, когда Он окружаем был людьми очень немощными по вере, и прикосновением, чтобы не показалось, что совершившееся (исцеление) произошло само собою. И емь его, говорится, воздвиже. Этот способ исцеления указывал на воскресение, так как был образом воскресения.

Абие же утвердистеся его плесне и глезне. 8. И вскочив ста, и хождаше, и вниде с ними в церковь, ходя и скача и хваля Бога. 9. И видеша его вси людие ходяща и хваляща Бога. 10. Знаху же его яко сей бяше, иже милостыни ради седяше при красных дверех церковных: и исполнишася чуда и ужаса о приключившемся ему.

Ходя и скача, то есть, испытывая себя и как можно более удостоверяясь, действительно ли стал здоров. Так как исцеление было необычайно и сверх ожидания: то естественно было и самому ему сомневаться относительно себя же самого. А иные говорят, что он и не умел ходить; поэтому и передвигал ногами как бы прискакивая. Смотри: он не успокаивается. Это частию от удовольствия, частию чтобы заградить уста и воспрепятствовать счесть это исцеление за обман. Скакал для того, чтобы в конце концов не оставалось никого, кто не знал бы об этом факте. По своему же расположению и по своей восторженной любви к апостолам (Петру и Иоанну), а, может быть, и по чувству благодарности к ним, или из желания доставить им больше удовольствия, он не отлучался от них. Что же касается того, что чудо это совершилось в храме, так это для большей пользы и спасительности.

11. Держащужеся исцелевшему хромому Петра и Иоанна, притекоша к ним вси людие в притвор нарицаемый Соломонов, ужасни. 12. Видев же Петр отвещаваше к людем: мужие исраилтяне, что чудитеся о сем? или на ны что взираете, яко своею ли силою или благочестием сотворихом его ходити? 13. Бог Авраамов и Исааков и Иаковль, Бог отец наших, прослави отрока своего Иисуса: егоже вы предасте, и отвергостеся его пред лицем Пилатовым, суждшу оному пустити. 14. Вы же святаго и праведнаго отвергостеся, и испросисте мужа убийцу дати вам: 15. Началника же жизни убисте: егоже Бог воскреси от мертвых, емуже мы свидетели есмы. 16. И о вере имене его сего, егоже видите и знаете, утверди имя его: и вера, яже его ради, даде ему всю целость сию пред всеми вами.

Что значит выражение: держащужеся исцелевшему хромому Петра и Иоанна? То, что он боялся отставать от них; так как думал, что он до тех пор будет свободен от своего недуга, пока будет держаться и касаться их. В особенности же думал так потому, что и Петр исцелил его, взяв за руку и воздвигнув его. А в притворе (случилось это) потому, что один только этот притвор остался от здания Соломонова; так как Навуходоносор разрушил храм (Соломонов) и возобновил его Кир персидский. Мужие исраилтяне, что чудитеся о сем? Эта речь к народу исполнена большего дерзновения (чем прежняя) не потому, что бы в прежней он боялся (говорить смело), но потому, что тогда иудеи, как люди лукавившие и дерзкие, не могли еще вынести такого тона. Поэтому, начиная прежнюю речь, он в самом начале ее располагает их к вниманию следующими словами: сие вам разумно да будет, и внушите глаголы моя> (гл. 2, ст. 14). А здесь он не нуждается уже в таких оборотах, так как они (иудеи) не выходили уже из себя; но внимание всех их обращается на знамение; и они исполнились страха и изумления. Смотри, как он уклоняется говорить о славе самих апостолов; потому что ничто так не полезно для слушателей, как то, чтобы говорящий не только не говорил бы ничего о своем величии, но запрещал бы и всякому другому говорить об этом. Итак, презрев славу, какой могли достигнуть у людей, они (апостолы) еще более прославили себя, показав людям, что то, что случилось, было делом не человеческим, но Божеским. Бог Отец наши прослави отрока своего Иисуса. Все еще придерживается (в речи) сторон уничижения (Христова); однакож дерзость иудеев выставляет на вид, а не затеняет, как прежде. Делает же это более из желания подействовать на них; и последнее достигалось тем более, чем более он обнаруживал их виновность. Егоже вы предасте, и отвергостеся его пред лицем Пилатовым, суждшу оному пустити. Два обвинения (на иудеев): одно состоит в том, что Пилат, родом еллин, - человек, не видевший ни одного знамения и не знавший ни одного из пророков, хотел отпустить (Иисуса), а другое в том, что вы, по происхождению иудеи, - народ, воспитанный среди знамений и посвященный в пророчества о Христе, вы не хотели отпустить Его, тогда как хотел этого Пилат. Святаго и праведнаго отвергостеся, и испросисте мужа убийцу. Сказав же, что вместо Него (Христа) они (иудеи) испросили разбойника, он (Петр) объяснил дело вполне; потому что этим доказывается, что они имели возможность отпустить Его. Если уже они отпустили разбойника, то тем более могли отпустить мужа неповинного. А они освободили злодея, и убили благодетеля; так как убили Начальника жизни. Началника же жизни... Если же Он - Начальник жизни, то, как имеющий жизнь в Себе самом и как виновник жизни, Он воскресил Себя сам. Емуже мы свидетели есмы. Более не прибегает уже к пророчеству; но так как ему уже доверяли, то приводит в свидетели лик апостолов: Емуже, говорит, мы свидетели есмы. Утверди имя Его. Сказав: о вере имене Его, он, исправляя речь, говорит: утверди имя Его; потому что исцеленный уверовал вследствие исцеления. Это значит: что я говорю, что хромой твердо стал на ноги, уверовав во имя Христово? Еще прежде, чем он уверовал, имя Христово, быв призвано, уже утвердило его. Такую великую имеет оно силу и столько источает благодатных даров. И вера, яже Его ради. А что это за вера, Господь сам объясняет так: да знают Тебе единаго истиннаго Бога, и егоже послал еси Иисус Христа> (Иоан. 17, 3). Чтобы не сказал кто-нибудь: если таким образом одно призвание имени Его утверди, то есть, укрепило хромого, то исцеление не менее скоро последует, хотя бы и неверный призвал имя Его и хотя бы призвал это имя для исцеления человека также неверующего, - итак чтобы не сказал кто-нибудь этого, он (Петр) прибавил: и вера, яже Его ради..., то есть: хотя велико и страшно имя это, и хотя оно источает исцеления, но для этого нужно, чтобы души исцеляемых были достойны такой милости и чтобы молитвенники, предстательствующие за них, были способны умилостивить Дарователя исцелений; потому что если испрашивающий исцеления намерен оставаться неверным, то исцеление ни в каком случае не последует так легко; и имя это никак не сделает своего дела, если призывается неверными: сыны Скевы не только другим не принесли пользы, но и себе повредили. Хотя другие иначе объясняли это, чем объясняем мы; но вера, совершившая это, одна и та же; потому что не сказано: именем Его, но: о имени Его... Однако же они (апостолы) не имели еще дерзновения выразиться так: вера в Него. А чтобы в выражении: Его ради, ослабить характер крайнего уничижения, присовокупил (Петр): и имя Его утверди его. Но так как, с другой стороны, это последнее выражение дышит характером величия и совершенства, то он подтверждает его, присовокупляя: и вера, яже Его ради, перемешивая факты величия с фактами уничижения и применяясь то к роду событий, то к расположению и способностям слушателей. Характер уничижения носят следующие выражения: о вере имене Его, и: вера, яже Его ради. А характер величия и совершенства носят следующие, сказанным Петром, слова: имя Его утверди его. Это последнее изречение смутило бы иудеев, если бы было высказано прямо, а обставленное изречениями другого характера оно стало удобоприемлемым для них.

17. И ныне братие, вем, яко по неведению сие сотвористе, якоже и князи ваши: 18. Бог же, яже предвозвести усты всех пророк своих пострадати Христу, исполни тако.

Так как сильно укорил их (иудеев), то снова смягчает речь свою, чтобы дать им возможность одуматься; и в оправдание их соизволил выставить два обстоятельства: одно - их незнание, другое - то, что все, сказанное им, было возвещено прежде. Но как же он (Петр) не приводит об Его (Иисуса) распятии свидетельства из Писания? Впрочем он и выше говорит: нарекованным советом и проразумением Божиим предана приемше, и теперь излагает то же, только пространнее, говоря: яже предвозвести усты всех пророк своих. Прямого же свидетельства не приводит потому, что вместе с объявлением иудеям обвинений и наказания высказаны им и все свидетельства, как например: и дам лукавыя вместо погребения его и богатыя вместо смерти его> (Иса. 53, 9). А в утешение их говорится, что они сделали это по неведению, но Бог исполни тако. Это в то же время ответ и на слова всех их (иудеев), на слова, которые они в поношение Его говорили даже при кресте, именно: да избавит> (Бог) Его> (Иисуса), аще хощет Ему> (Матф. 27, 43), и: аще Сын еси Божий, сниди со креста> (Матф. 27, 40), и тому подобное. Одного только (Петр) не говорил им, именно: неразумные, это были пустые слова; потому что если так должно было быть, и если все пророки свидетельствуют об этом, то очевидно, что это (распятие) случилось не по бессилию (Христову), а скорее по неизреченному могуществу и премногой власти и по бесконечному человеколюбию.

19. Покайтеся убо и обратитеся, да очиститеся от грех ваших, 20. Яко да приидут времена прохладна от лица Господня, и послет пронареченнаго вам Христа Иисуса, 21. Егоже подобает небеси убо прияти даже до лет устроения всех, яже глагола Бог усты всех святых своих пророк от века.

Говорит не о том прегрешении иудеев, на которое они дерзнули во время распятия; так как выше сказал: и ныне вем, яко по неведению сие сотвористе, якоже и князи ваши. Какое же значение имело то, что он сказал там: и ныне вем? Ныне вем, говорит, то есть, считаю полезным так сказать, чтобы устроить спасение ваше. Или: ныне вем, яко по неведению сие сотвористе, то есть, знаю потому, что многие из вас обращаются и спасаются; так как, очевидно, он говорит это к обратившимся уже из них и уверовавшим. Как же так по незнанию сделали они это? Какое незнание в том, чтобы испросить (т.е. на свободу) разбойника и не принять (в свое общество) Того, кого присудил (Пилат) отпустить, а напротив убить Его? Но он говорил так, отворяя для них двери обращения; поэтому он не говорит: покайтесь в том, на что дерзнули вы во дни распятия, но: да очиститеся от прочих грех ваших. Итак покайтеся, говорит, яко да приидут времена обновления. Но тут же показывает, что они имеют подвергнуться многим скорбям; потому что такая речь может быть обращена только к тому, кому предстоят слезы и кто ожидает какого-либо утешения. Посмотри, как постепенно приближается к цели. В первой беседе указал на воскресение (Иисуса) и сидение Его на небесах; а здесь указывает уже на Его славное пришествие, которое называет временем обновления; потому что какие еще могли быть другие времена обновления или воскресения? И апостол Павел ставит вопрос об этих временах, когда говорит: и мы сущии в теле сем воздыхаем отягчаеми> (2 Коринф. 5, 4). Если же кто временами обновления вздумает называть времена, следовавшие после завоевания (Иерусалима), то не встретит никакого препятствия; потому что и времена озлобления и пленения иудеев Бог сократил ради избранных, то есть, для того, чтобы уверовавшие обрели обновление и освободились от этого сильного угнетения. И послет пронареченнаго вам Христа Иисуса. Далее, вместо того, чтобы сказать: небу необходимо принять Его, так как Он - Бог и должен сидеть всегда вместе с Отцом, - (Петр) говорит: Егоже подобает небеси убо прияти даже до лет... Показывает причину, почему Он не приходит теперь, - говорит, что следует придти всему к концу; тогда и Он придет. Но как же он говорит: Егоже подобает небеси прияти...? Ужели оно еще не приняло Его (Иисуса)? Приняло, без всякого сомнения. Итак отчего же он не сказал: которого приняло небо? Так говорит он, как человек, беседующий о прежних временах. Что же касается выражений: даже до, пока, то в священном Писании выражения эти не означают определенного времени; потому что как надлежит понимать следующие слова, обращенные к Богу: до века Ты еси? Итак смысл этого текста тот, что многое из предсказанного пророками еще не исполнилось, но исполняется и имеет исполняться до скончания (мира); потому что вознесшийся на небеса Христос пребудет там до скончания мира, и придет с силою тогда, когда исполнится наконец все, что предсказали пророки, то есть, когда настанет конец и прекратится все чувственное, тогда Христос будет превыше небес.

22. Моисей убо ко отцем рече: яко пророка вам воздвигнет Господь Бог ваш от братии вашея, яко мене: того послушайте по всему, елика аще речет к вам. 23. Будет же, всяка душа, яже аще не послушает пророка онаго, потребится от людей. 24. И вси же пророцы от Самуила и иже по сих, елицы глаголаша, такожде предвозвестиша дни сия. 25. Вы есте сынове пророк, и завета, егоже завеща Бог ко отцем вашым, глаголя ко Аврааму: и о семени твоем возблагословятся вся отечествия земная. 26. Вам первее Бог воздвигий отрока своего Иисуса, посла его благословяща вас, во еже отвратитися вам комуждо от злоб ваших.

Сказал: пророка яко мене. Выражение: яко мене, следует понимать не в смысле природы, а в смысле действия. Итак (Моисей уподобил себя Христу) не по природе, но по действиям; потому что если выражение: яко мене, он употребил в смысле природы, то воскрес не один, а многие. Пророка вам воздвигнет Господь. Пророком назван по человечеству Еммануил, - посредник, как в свое время Моисей, Бога и человеков. Уподобляя Его в переносном смысле Моисею, я позволяю себе назвать Его даже Моисеем; истину позволяю себе сопоставить с тенью. Христос рождается в Вифлееме, Моисей родился в Египте. Моисей - израильтянин, Христос - по плоти тоже. Моисей из рода священнического, Христос - чрез Деву из рода Давидова. При Моисее - Фараон, при Христе - Ирод. Фараон убивает детей, Ирод истребляет младенцев; тот избивает детей мужеского пола, и этот истребляет мужеский же пол. Моисей спасается при посредстве матери; Материю же и вместе с нею спасен и Христос. Потребится от людей. Будучи бессмертною, душа человеческая не совершенно истребляется, но (ниспадает) из какого-либо благого состояния, в какое прежде была поставлена. Так и Иуда потребися, то есть, исключен из лика апостолов. Итак, поелику душа бессмертна, то под потреблением ее мы разумеем лишение ею тех благ, какие она имела бы вкусить, если бы жила богоугодно. Вы есте сынове пророк... Говорит: сынове пророк, вместо того, чтобы сказать: не должно ни унывать, ни думать, что вы лишились обетований. Вы есте сынове пророк, так что они вам говорили и ради вас все это совершилось. А что значит: сынове завета? Это - вместо: наследники, но наследники, не приписанные только, а такие же, как сыны. Сынове - сказал между прочим и для того, чтобы показать, что они - наследники по сыноположению. Итак, если вы сами хотите, то вы - наследники. Вот почему говорит (Петр): вы есте сынове пророк, и завета Иисуса, егоже посла благословяща вас... Послал (Бог) и к другим народам, но к вам, распявшим и убившим Его, послал прежде. Когда же? только со креста? Нет; и после того и после воскресения. Поэтому и говорит (Петр): вам первее Бог воздвигий посла. Что сотворить? Благословить вас и спасти, если вы и сами действительно пожелаете отвратитися от злоб ваших.


 
Глава 4 Печать


1. Глаголющым же им к людем, наидоша на них священницы и воевода церковный и саддукеи, 2. Жаляще си, за еже учити им люди, и возвещати о Иисусе воскресение мертвых: 3. И возложиша на них руки, и положиша их в соблюдение до утрия: бе бо вечер уже.

Еще не успели (апостолы) вздохнуть от прежних искушений, и впадают в другие. И смотри, как располагаются события. Сначала апостолы осмеяны все вместе; потом впадают в опасности, но не вдруг. Прежде они оправдываются в народных собраниях и совершают после этого великое чудо; потом уже, после того, как стали смелее, вступают, по допущению Божию, в подвиги. А ты обрати взор свой на преуспеяния иудеев в лукавстве и бесстыдстве. Прежде при Христе они искали человека, который бы предал Его; теперь уже сами налагают руки, сделавшись после креста дерзновеннее и бесстыднее. А с ними, говорится, и воевода церковный. Это для того, чтобы такою обстановкою придать делу характер публичного обвинения и выдать его, как бы не свое. Так стараются делать они всегда. И положиша в соблюдение до утрия. Так поступали иудеи с апостолами и стерегли их, желая смирить их; между тем продленное время сделало апостолов более неустрашимыми.

4. Мнози же от слышавших слово вероваша: и бысть число мужей яко тысящ пять.

Что это? Разве они не видели, что апостолы оправдались, и несмотря на то однакож их (апостолов) связали? Как же они уверовали? Видишь явное содействие Божие? И нужно же было случиться тому, чтобы те, которые уверовали, были из числа более немощных. Но споспешествуемая Божественным Духом Петрова беседа бросила семя в глубь мысли и коснулась самой души их. Связали же их священницы пред лицом народа, чтобы и самих смотревших сделать более трусливыми; но вышло наоборот. А допрашивали их (апостолов) наедине - из опасения, чтобы дерзновение их не произвело влияния на слушателей.

5. Бысть же наутрие собратися князем их и старцем и книжником во Иерусалим, 6. И Анне архиерею и Каиафе и Иоанну и Александру, и елицы беша от рода архиерейска. 7. И поставлше их посреде, вопрошаху: коею силою или коим именем сотвористе сие вы? 8. Тогда Петр исполнився Духа Свята, рече к ним: князи людстии и старцы исраилевы, 9. Аще мы днесь истязуеми есмы о благодеянии человека немощна, о чесом сей спасеся: 10. Разумно буди всем вам и всем людем исраилевым, яко во имя Иисуса Христа Назореа, егоже вы распясте, егоже Бог воскреси от мертвых, о сем сей стоит пред вами здрав.

Кроме других неправд по отношению к апостолам, они (князи, старцы, книжники и архиереи иудейские) не соблюдали даже и требований закона. Обрати внимание хотя на множество архиереев; между тем (по закону) должен быть один, пока он жив. И на этот раз придали делу форму суда, чтобы потребовать их (апостолов) к ответу пред неправедным судом. Разузнавали, коею силою или коим именем. И однакож сами знали; потому что задержали их (апостолов) вследствие того именно, что тяготились проповедию их о воскресении во Христе. Итак для чего же допрашивают? Они ожидали, что апостолы, убоявшись суда и множества, откажутся от своих слов, - и думали исправить этим все дело; потому что, посмотри, как коварно спрашивают: коим именем, говорится, сотвористе сие вы? да, они более желали, чтобы апостолы провозгласили исцеление делом своим, чем делом силы Христовой. Но посмотри, в какое затруднение ставили они апостолов. Они не хотели даже, чтобы произнесено было слово - исцеление хромого; потому что почему же они не говорят: что именно? а говорят так: сотвористе сие. - Князи людстии и старцы исраилевы. Замечай, какая философия. Там, где требует нужда, Петр очень укоряет их. Так он назвал их почетными именами; но когда приступил к самому делу, тогда уже не отступает от подобающего обличения, косвенно напоминая им, что по поводу таковых дел они всегда и спорили в суде и выходили не радуясь. А что он говорит, так это - вот что: скорее следовало увенчать нас за это и провозгласить, как благодетелей. А так как мы истязуеми есмы, то разумно буди всем вам и всем людям исраилевым, яко во имя...; что особенно тяжело было для иудеев. А это и есть то, что Христос говорил им, - именно: что вы выслушали ушами, о том проповедуйте по домам. Во имя Иисуса Христа Назореа. Не подумайте, говорит, что мы скрываем отечество Его; нет, мы и отечество объявляем; этого мало: мы и страдания Его исповедуем и воскресение проповедуем. Егоже вы распясте. Произнес и такое слово, которое способно было устрашить иудеев; потому что как ты думаешь, какой удар наносится им этими словами?

11. Сей есть камень укореный от вас зиждущих, бывый во главу угла: и несть ни о едином же ином спасения: 12. Несть бо иного имене под небесем даннаго в человецех, о немже подобает спастися нам.

Таков, то есть, тщательно испробован - тот камень, который стал главою этих двух, сплоченных чрез него в одно здание Церкви, народов, то есть, уверовавшего народа иудейского и всего уверовавшего язычества. И несть ни о едином же ином спасения. Здесь возвещаются уже и высокие истины. Да, как только настал час научить, то и пророчества обходят (апостолы); и когда наступало время говорить с дерзновением, тогда они излагали уже одни свои мысли; потому что когда не было ничего такого, чем бы можно было подействовать на слушателей с целию исправления их, но когда следовало смело возвестить (истину), тогда они (апостолы) уже не щадят. Да теперь Петр и не боялся того, как бы не запугать их; (и потому поступает не так), как поступает в других случаях, направляя свою речь приноровительно к ним, ради спасения их. Известно, говорит, всем, что не нам одним даровано это имя, но и всем; так как и иудеи признавали воскресение, но поверхностно и детски.

13. Видяще же Петрово дерзновение и Иоанново, и разумевше, яко человека некнижна еста и проста, дивляхуся, знаху же их, яко со Иисусом беста: 14. Видяще же исцелевшаго человека с нима стояща, ничтоже имяху противу рещи.

Возможно быть и неграмотным (некнижным) и непростым, и простым и небезграмотным; но тут совпадало то и другое (т.е. и неграмотность и простота). Поэтому (иудеи) и удивлялись, когда Петр и Иоанн говорили и ораторствовали. Откуда же они получили это сведение (т.е. что Петр и Иоанн - таковы)? Из слов их же самих (Петра и Иоанна). Ведь не просто говорит (писатель - Лука): знаху же их, но: (знаху же их), яко со Иисусом беста, во время страдания Его; потому что тогда они одни были с Ним. И видели (иудеи) тогда их смиренными и униженными; и это-то именно, то есть, неожиданная перемена, особенно поразила их; потому что тот, кто тогда не мог снести взгляда вопрошавшей рабыни, тот теперь приходит в среду самих архиереев и в синедрион и говорит с дерзновением.

15. Повелевше же има вон из сонмища изыти, стязахуся друг с другом, 16. Глаголюще: что сотворим человекома сима? яко убо нарочитое знамение бысть има, всем живущым во Иерусалиме яве, и не можем отврещися. 17. Но да не более прострется в людех, прещением да запретим има ктому не глаголати о имени сем ни единому от человек. 18. И призвавше их, заповедаша има отнюд не провещавати ниже учити о имени Иисусове. 19. Петр же и Иоанн отвещавше к ним реста: аще праведно есть пред Богом, вас послушати паче нежели Бога, судите: 20. Не можем бо мы, яже видехом и слышахом, не глаголати. 21. Они же призапрещше има, пустиша я ничтоже обретше, како мучити их, людей ради, яко вси прославляху Бога о бывшем. 22. Лет бо бяше множае четыредесяти человек той, на немже бысть чудо сие исцеления.

Почему не приводят (священницы) их к Пилату, но судят их сами? Потому, что стыдились и краснели за прежнее и опасались, чтобы апостолы не обвинили их.

23. Отпущена же бывша приидоста к своим, и возвестиста, елика к нима архиереи и старцы реша. 24. Они же слышавше, единодушно воздвигоша глас к Богу, и рекоша: Владыко, ты Боже сотворивый небо и землю и море и вся, яже в них: 25. Иже Духом Святым усты отца нашего Давида отрока твоего рекл еси: вскую шаташася языцы, и людие поучишася тщетным? 26. Предсташа царие земстии, и князи собрашася вкупе на Господа, и на Христа его. 27. Собрашася бо воистинну во граде сем на святаго отрока твоего Иисуса, егоже помазал еси, Ирод же и понтийский Пилат, с языки и людми исраилевыми, 28. Сотворити, елика рука твоя и совет твой преднарече быти.

И возвестиста. Возвещают не по честолюбию, но чтобы показать явные свидетельства благодати Христовой. (Ты Боже сотворивый). Смотри, как целесообразны молитвы их (апостолов). Когда они просили Господа указать им мужа, способного к апостольскому служению, то молились так: Ты Господи сердцеведче всех> (Деян. 1, 24); потому что тогда была нужда в предведении. А теперь, когда нужно было заградить уста противникам, взывают: Владыко, ты Боже сотворивый небо и землю... Но многие из еретиков разделяют Божество, говоря, что иной Бог - Творец мира и иной - Отец Христов. Поэтому разделяют и Писание и говорят, что ветхий завет есть Писание Бога - Творца мира, а новый - Отца Христова. Следуя далее своему нечестивому мнению, утверждают, что Боги эти и их Писания - противоположны; так что прибегающие к Господу суть враги Творца мира и находятся в лучшем состоянии, чем люди последнего. Итак люди Творца мира предубеждены против Христа и Его учения. Поэтому святые апостолы, искореняя эту ересь, своею молитвою дают разуметь, что и Творец мира и Отец Спасителя - один и тот же Бог; потому что Им дарованы оба завета. Иже усты Давида отрока твоего рекл еси: вскую шаташася языцы? Выставляют на вид пророчество это, как бы прося Бога об исполнении договора и вместе с тем утешая себя тем, что напрасно помышляют об этом враги.

29. И ныне, Господи, призри на прещения их, и дождь рабом твоим со всяким дерзновением глаголати слово твое, 30. Внегда руку твою прострети ти во исцеления, и знамением и чудесем бывати именем святым отрока твоего Иисуса. 31. И помолившымся им, подвижеся место идеже бяху собрани, и исполнишася вси Духа Свята, и глаголаху слово Божие со дерзновением.

Сотворити, елика рука твоя и совет твой преднарече...> (ст. 28), то есть, не они имели в себе самих такую силу, но Ты (Господи), который на все даруешь соизволение и приводишь все к концу. Ты, благий и мудрый художник, который дело врагов обращаешь во исполнение воли твоей; потому что они (священницы и пр. иудеи) сошлись, как враги, а делали то, что Тебе угодно было. А что за выражение: рука твоя? Выражение это, по моему мнению, означает здесь власть и волю; оно однозначуще с выражением: достаточно восхотеть Тебе одному; потому что никто не предопределяет, то есть, того, что Ты установляешь. И ныне призри... Замечай: не сказали: порази их и низрини, но что же сказали? Призри на прещения их, и даждь рабом твоим со всяким дерзновением глаголати слово твое... И помолившымся им, подвижеся место идеже бяху собрани. Это было свидетельством Божия посещения и того, что они были услышаны; потому что иногда это бывает признаком гнева, а иногда знамением посещения. Молились же апостолы не о том, чтобы избавиться от перенесения трудностей, но об успехе проповеди. Но для чего же Бог потряс дом? Чтобы на угрожавших навести страх, а апостолам придать бодрости; так как было еще начало (проповеди), то необходимо было чувственное знамение. Итак поколебалось место и еще более утвердило апостолов. И исполнишася вси Духа Свята, то есть, воспламенились и возжгли в себе благодатный дар.

32. Народу же веровавшему бе сердце и душа едина: и ни един же что от имений своих глаголаше свое быти, но бяху им вся обща. 33. И велиею силою воздаяху свидетелство апостоли воскресению Господа Иисуса Христа, благодать же бе велия на всех их. 34. Не бяше бо нищ ни един в них: елицы бо господие селом или домовом бяху, продающе приношаху цены продаемых, 35. И полагаху при ногах апостол; даяшеся же коемуждо, егоже аще кто требоваше.

Сердце едино... Сердце и душа означают здесь одно и то же. И велиею силою воздаяху свидетелство (апостоли) воскресению. Выставляет (писатель - Лука) их, как людей таких, которым поручено что-то, и говорит как бы об обязанности: вот что значит выражение: воздаяху свидетелство. Не бяше бо нищ ни един в них. Потому - благодать велия, что не было ни одного бедного, то есть, не было ни одного нуждающегося, вследствие особенной щедрости отдававших (свое имущество); потому что отдавали не часть, так чтобы другую часть удержать у себя, а все; и все отдавали не как свое, а как бы не свое; и все уверовавшие питались как бы от одного дома. Продающе приношаху цены продаемых... Это свидетельствует о великом достоинстве и великом благочестии приносивших; потому что не дерзали даже отдавать в руки, но полагали при ногах (апостолов) и делали их господами и распорядителями (над приносимым), чтобы издерживаться как бы не из своего, а как бы из общего. А это и дававших избавляло от тщеславия и получавшим представляло двоякую радость - облегчение бедности и освобождение от стыда.

36. Иосиа же нареченный Варнава от апостол, еже есть сказаемо, сын утешения, левит, кипрянин родом, 37. Имея село, продав принесе цену, и положи пред ногами апостол.

Иосиа же... Мне кажется, это не то лицо, которое упоминается вместе с Матфием (гл. 1, ст. 23); потому что тот называется и Иустом, а этот Варнавою, что значит: <сын утешения>. Кажется также мне, что этот последний получил такое название за свою добродетель. Каким же образом он был и левитом и кипрянином? Это потому, что закон был уже нарушаем, и левиты переселялись в чужие страны и там извлекали себе выгоды. Но намереваясь повествовать о том, что случилось с Ананией и Сапфирой, и желая показать, что они согрешили, он (писатель) сперва упоминает о человеке, поступившем по правде.


 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 Следующая > Последняя >>

Страница 1 из 6


Толкование Нового Завета Феофилактом Болгарским