Толкование Писания Нового Завета блаженным Феофилактом Болгарским  
Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь. (Матф.28:19)
 
Навигация
 
Содержание
 

Первое Послание Апостола Павла к Солунянам

Глава 3 Печать


И потому, не терпя более, мы восхотели остаться в Афинах одни.

То есть: избрали и предпочли.

И послали Тимофея, брата нашего и служителя Божия и сотрудника нашего в благовествовании Христовом.

Такова забота святого апостола Павла об учениках, что когда он сам был удерживаем какими-нибудь стеснительными обстоятельствами, то посылал других навестить своих учеников. Это же сделал и тогда, послав Тимофея. И говорит о нем с такой похвалой, не столько его возвышая, сколько воздавая им честь тем, что столь необходимого в такое время он отвлек для них от дела служения сотрудника благовествования.

Чтобы утвердить вас и утешить в вере вашей.

Так как фессалоникийцы смущались тем, что учитель их подвергался искушениям, то они имели нужду в утверждении и утешении, чтобы не отстать от веры. Ибо немалое смущение для учеников составляют искушения учителя, подобно тому, как для воинов раны вождя.

Чтобы никто не поколебался в скорбях сих.

Апостол указывает здесь, какую пользу имело принести им утверждение от лица святого Тимофея. Это, говорит, чтобы не приходили в смятение, то есть не падали духом и не расслаблялись в виду моих искушений. Ибо диавол, когда улучит благоприятное время для искушения, колеблет нетвердых напоминанием прежнего покоя, чтобы они отстали от того, что было причиной скорбей. Некоторые же говорили, что σαίνεθαι "колебаться, смущаться" - поставлено вместо ταράττεσθαι - "возбуждаться" - метафора, взятая от собак которые, когда ласкаются, машут хвостами.

Ибо вы сами знаете, что так нам суждено.

Да слышим, что христианам суждено скорбеть: ибо не об одних апостолах он сказал сие. Итак, когда мы на то назначены, то что нового, если мы испытываем скорбь? Поэтому мы должны оставаться невозмутимыми не только от прошедших искушений, но и будущих. Это нам более должно быть свойственно.

Ибо мы и тогда, как были у вас, предсказывали вам, что будем страдать, как и случилось, и вы знаете.

Великое утешение для учеников в том, когда учитель наперед сказал им о скорбях. Ибо впоследствии они не смущались их, как неожиданных. Поэтому и Христос говорил апостолам: Я сказал вам о том прежде, нежели сбылось, дабы вы поверили (Ин.14:29). Не это только Павел сказал им, а и многое другое, что также сбылось.

Посему и я, не терпя более, послал.

О Павел! если ты предсказал им, что будешь терпеть скорбь, и что им не следует тревожиться за эту скорбь, то зачем ты снова посылаешь? Оказывается, что ты еще не вполне доверяешь им. По великой любви, говорит, делаю это. Ибо любящие опасаются и за то, что безопасно. Вместе с тем и искушений было много, и чрезмерное множество бедствий устрашило меня. Потому и не сказал: заметив в вас нечто, я послал, но не терпя более, что происходит от любви.

Узнать о вере вашей.

Здесь некоторые спрашивают: почему тот, кто восходил до третьего неба, кто слышал неизреченные глаголы (2Кор.12:6), не знает, что происходило с фессалоникийцами, но посылаете Тимофея узнать о вере их? Можно сказать, что не все знали и святые, жившие до Христа и после Христа. Ибо и Елисей не знал о жене Сонамитянке (4Цар.4:8). И Илия думал, что он остался один, между тем как было еще семь тысяч других (3Цар.19:10). И прежде их Самуил получает наставление не обращать внимания на лицо старшего брата Давидова (2Цар16:7). Так и апостолы не знали всего. И это было по особенному попечению Божию, чтобы ни сами они не превозносились, ни другие не думали о них слишком много, и чтобы последующие христиане не могли говорить, что они совершали подвиги добродетели, будучи выше людей, а поэтому сами предались бы беспечности; напротив, чтобы мы знали, что и они не всегда надеялись на помощь Божию, но совершали подвиги собственными трудами.

Чтобы как не искусил вас искуситель.

Я, говорит, не предполагал, что вы поколебались, разве только потому, что подверглись искушениям. Видишь ли, что смущение в скорбях есть дело диавола, и в особенности когда одни соблазняются вследствие того, что другие испытывают несчастие. Так он поступил с Иовом, смутив его жену тем, что тот страдал. Впрочем, диавол искушает, не зная, одолеет ли, что видно из примера Иова; однако, будучи бесстыдным, он нападает, и если видит какую-нибудь слабость, остается и выжидает; если же видит силу, - отступает.

И не сделался тщетным труд наш.

Если бы они уклонились, о Павел, что тебе? Твой труд не останется без полной награды у Бога. Однако, говорит, по причине сильной любви, я считал бы труд мой потерянным.

Теперь же, когда пришел к нам от вас Тимофей и принес нам добрую весть о вере и любви вашей.

Я, говорит, ожидал того, а случилось противоположное. Обрати внимание на великую радость Павла! Не сказал: весть, но: добрую весть. Столь великим благом считал он твердость их в вере. И радовался их любви, потому что она была знаком их веры.

И что вы всегда имеете добрую память о нас, желая нас видеть, как и мы вас.

То есть вспоминаете о нас с похвалами и одобрением. Послушайте, ученики, и научитесь всегда сохранять добрую память о своих учителях. Ибо этим вы доставите пользу самим себе, а не им. Весьма великое утешение и радость для фессалоникийцев составляет то, что Павел знает, что он любим ими, - это еще более воспламенит в них любовь.

То мы, при всей скорби и нужде нашей, утешились вами, братия.

Удивительное дело! Павел изъявляет им благодарность за то, что они не поколебались. Мы, говорит, не чувствуем более скорбей, но утешились не в одной какой скорби, но во всякой. Ибо радость о вас стала противовесом всех нужд наших.

Ради вашей веры.

Вы, говорит, подкрепили меня. Между тем в действительности было наоборот: он сам, не уступая искушениям, укрепил их, а похвалу им воздает. Ибо вы, говорит, не дали мне чувствовать моих искушений.

Ибо теперь мы живы, когда вы стоите в Господе.

Не сказал: мы утешились, но: мы живы, показывая тем, что преткновение их он считает смертью для себя, а преуспеяние их, стояние и утверждение во Христе - жизнью.

Какую благодарность можем мы воздать Богу за вас, за всю радость, которою радуемся о вас пред Богом нашим.

Такова, говорит, наша радость о вас, что мы не в силах даже достойно благодарить Бога за вас. Ваше преуспеяние мы считаем даром Божиим. Ибо не человеческой душе и не человеческому усилию свойственно такое высокое чувство. Вот почему, обязанные благодарить Его, мы не находим достойной благодарности.

Ночь и день всеусердно молясь о том, чтобы видеть лице ваше.

Заметь усиление в выражении! Всеусердно молясь о том, чтобы видеть их, подобно тому, как земледелец, слыша, что возделываемое им поле изобилует плодами, нетерпеливо желает видеть его собственными глазами.

И дополнить, чего недоставало вере вашей.

Если выше засвидетельствовал их стояние, то каким образом теперь говорит: чего недоставало вере вашей? Не всем учением они воспользовались, и им недоставало, может быть, сведений о воскресении и о другом подобном. Также много было лжеучителей, поэтому и сказал: чего недоставало. Там, где он опасался за самую веру, говорит: послали Тимофея, чтобы утвердить вас (ст. 2); А здесь говорит: дополнить, что более относится к учению, чем к утверждению. Ибо несовершенным мы называем то, чему недостает немногого.

Сам же Бог и Отец наш и Господь наш Иисус Христос да управит путь наш к вам.

Если уже в послание апостол влагает свою молитву, то этим показывает, что он и у себя молился о том, чтобы увидеть их. Вместе с тем и оправдывает себя, что он находится вдали от них не по нерадению, как бы так говоря: Сам Бог да прекратит искушения, отовсюду препятствующие нам идти к вам прямой дорогой.

А вас Господь да исполнит и преисполнит любовью друг к другу и ко всем.

Видишь ли неудержимый порыв любви в том, что он молится о них, чтобы Господь исполнил и преисполнил их в любви. И не только друг ко другу, но и ко всем. Ибо в том и обнаруживается любовь к Богу, что она стремится обнять всех. Если же ты одного любишь, а другого нет, то это любовь человеческая.

Какою мы исполнены к вам.

С нашей стороны, говорит, она уже есть; просим, чтобы на будущее время была и с вашей стороны. Нас имейте мерой и образцом любви.

Чтобы утвердить сердца ваши непорочными во святыне пред Богом и Отцем нашим в пришествие Господа нашего Иисуса Христа со всеми святыми Его. Аминь. [3]

Апостол показывает, что любовь приносит пользу им самим, а не тем, которых любят. Да преисполнит, говорит, вас Господь любовью, чтобы утвердить сердца ваши. Под Господом разумей Духа, как и истолковал это Василий Великий. Ибо кто другой утвердит непорочными пред Богом и Отцом в пришествие Христово, как не Дух всецело? Не сказал: утвердит вас, но: сердца. Ибо из сердца исходят злые помыслы (Мф.15:19). Можно быть злым, не делая никакого зла, как то: быть завистливым, коварным, злопамятным, держаться превратного учения. Итак, тогда, действительно, непорочен человек, когда он очищает свое сердце; тогда он имеет и святость. Ибо, хотя святостью, главным образом, называется целомудрие, как и нечистотой - блуд и прелюбодеяние, но вообще всякий грех есть нечистота, а всякая добродетель - святость. Апостол желает, чтобы они были непорочными пред Богом и Отцом, как теперь (это и есть настоящая добродетель пред Богом, а не пред людьми, так как человеческое суждение шатко), так в пришествие Христово: ибо и Он нас будет судить пред лицем Отца Своего. Итак, да будете, говорит, непорочны, как и все святые.


 

Толкование Нового Завета Феофилактом Болгарским