Толкование Писания Нового Завета блаженным Феофилактом Болгарским  
Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святаго Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам; и се, Я с вами во все дни до скончания века. Аминь. (Матф.28:19)
 
Навигация
 
Содержание
 

Первое Послание Апостола Павла к Солунянам

Глава 2 Печать


Вы сами знаете, братия, о нашем входе к вам, что он был не бездейственный.

Велики, говорит апостол ваши подвиги: только и мы пользовались не человеческим словом, и не был наш вход бездейственным, то есть без опасностей и искушений, и вообще без неприятностей. Ибо, как много раз сказано, опасности укрепляют веру; без них она была бы тщетной.

Но, прежде пострадав и быв поруганы в Филиппах, как вы знаете, мы дерзнули в Боге нашем проповедать вам благовестие Божие с великим подвигом.

Избежав опасностей в Филиппах, мы Снова у вас впали в другие опасности. Смотри, как опять все приписывает Богу, сказав: дерзнули в Бог нашем, то есть одушевляемые Им.

Ибо в учении нашем нет ни заблуждения.

То есть наше учение - не обман. Ибо обманывающие не подвергают себя опасностям, а скорее вдаются в роскошь: я же подверг себя опасностям. Отсюда, таким образом, ясно, что мое учение не обманывает, и что не за человеческие дела я принимаю на себя опасности, а за божественные и непреложные.

Ни нечистых побуждений.

То есть я не учу чему-нибудь нечистому, как учат маги и волшебники.

Ни лукавства.

Ни стремления к возмущениям и переворотам, как делают последователи Февды.

Но, как Бог удостоил нас того, чтобы вверить нам благовестие, так мы и говорим.

Бог, говорит, удостоил нас и избрал, чтобы вверить нам Евангелие: Он не избрал бы, если бы не признал нас достойными. Посему мы и остаемся такими достойными, какими избраны были Им для столь великой проповеди.

Угождая не человекам, но Богу, испытующему (δοκιμάζοντι) сердца наши.

То есть мы делаем все это не для того, чтобы угодить вам, но желая угодить Богу, Который испытывает тайны (ибо δοκιμάζειν теперь это означает), или потому, что Он постигает сердца и дает венцы. Никакой обманщик, лукавый и нечестивый человек не может Ему угодить.

Ибо никогда не было у нас перед вами ни слов ласкательства, как вы знаете.

Так как он пред этим похвалил их, то чтобы похвала не сделалась подозрительной, он говорит: никогда я не льстил вам (что свойственно обманщикам), и теперь не льщу.

Ни видов корысти: Бог свидетель!

И не по страсти к деньгам мы проповедовали. Того, что я не льстил вам, и вы свидетели, а что я не корыстолюбив - Бог свидетель; ибо вам это неизвестно.

Не ищем славы человеческой ни от вас, ни от других.

Не сказал: мы терпели бесчестие, или: не пользовались честью, чтобы не показалось им это упреком, но: мы не искали почестей, хотя этого действительно и требовала проповедь. Ибо, если царских послов мы удостаиваем большой чести, то гораздо более должны почитать посланников Божиих. Посему, как же мы будем делать что-либо ради славы, когда в качестве учителей мы не желали почестей ни от вас, ни от других?

Мы могли явиться с важностью, как Апостолы Христовы.

Или: в чести, славе и довольстве; или: мы могли брать от вас и питаться, и быть вам в тягость. Ибо достоинство наше этого требовало, чтобы брать от вас.

Но были тихи среди вас.

Тихи, то есть кротки, необременительны. Или: тихи (ν"πιοι) среди вас, то есть незлобивы, нечестолюбивы. Ибо незлобивый ничего такого не помышляет. Выражение среди вас имеет такой смысл: в обращении с вами я был такой же, как и вы, будто не получил высшего назначения.

Подобно как кормилица нежно обходится с детьми своими.

Здесь апостол показывает свою нежную любовь. Льстит ли кормилица ребенку? Ищет ли она денег от малюток? - Так и учителю должно быть кротким и любить тех, которые оскорбляют его, как и кормилица любит своих детей, хотя бы они и били ее.

Так мы, из усердия (ίμειρόμενοι; у блж. Феофилакта: όμειρόμενοι) к вам, восхотели передать вам не только благовестие Божие, но и души наши. 'Όμειρόμενοι υμών, то есть привязанные к вам, и заботящиеся о вас, из όμοΰ (вместе) и εϊρω (соединяю). (Далее блж. Феофиилакт говорит: некоторые прочитали: ίμειρόμενοι, то есть желающе, но это неверно). Посему, не только, говорит апостол, мы не брали ничего от вас, но восхотели, то есть сильно желаем истощить для вас даже души свои, если нужно будет. Посему подавать благовествование - дело драгоценнейшее, но отдать душу - гораздо труднее и есть дело необыкновенной любви, - таков его вывод.

Потому что вы стали нам любезны.

Чтобы не показалось, что он ведет речь обо всем этом потому, что трудился для них, и поэтому должен пользоваться почетом от них, говорит: делаю это не по чему другому, как по любви. Ибо я не ищу вознаграждения, но делаю все ради самого долга.

Ибо вы помните, братия, труд наш и изнурение: ночью и днем работая, чтобы не отяготить кого из вас, мы проповедовали у вас благовестие Божие.

Не сказал: помните благодеяния наши, но труд, и не просто, а и изнурение, то есть труд с большим старанием. И не только днем, но и ночью. Вот каково усердие и какова забота, - чтобы не соблазнить кого! Словами чтобы не отяготить никого из вас показывает, что фессалоникийцы находились в бедности.

Свидетели вы и Бог.

Бог - достоверный свидетель, но так как людям неизвестно, свидетельствует ли об этом Бог, призывает во свидетели и тех, к кому обращено слово.

Как свято.

Все что должно исполняя, ибо это значит свято, вместо выражения: со страхом Божиим.

И праведно.

То есть ни у кого не вымогая денег - απαιτούντες χρημάτων άπαιτ"σεσι. [1]

И безукоризненно.

Не оскорбляя и не давая повода к соблазну.

Поступали мы перед вами, верующими.

Тогда как у неверных апостол назывался безбожным и обманщиком, пустословом и совершенно безрассудным.

Потому что вы знаете.

Опять называет их свидетелями - знак, что он говорит без всякой надменности.

Как каждого из вас, как отец детей своих, мы просили и убеждали.

Удивительно, как он никого не оставил без утешения, но каждому высказал то, что нужно! Просили же о том, чтобы мужественно переносили все. Следовательно, я, говорит, не искал славы. Выше апостол уподобил себя кормилице, теперь уподобляет отцу, показывая свою любовь, власть и свою простоту. Ибо какой отец держит себя гордо пред детьми?

И умоляли поступать достойно Бога, призвавшего вас в Свое Царство и славу.

Умолять (в славянском тексте - свидетельствовать) - это уже знак очень строгого наставления. Следовательно, я, говорит, не льстил. После того как сказал: как отец, прибавил и слово: умоляли ("свидетельствующе"). Ибо не строго, говорит, но как отцы (свидетельствующе) поступать достойно Бога. Смотри, как он, повествуя о прежде случившемся, учит и убеждает. Ибо, если Бог призывает нас в Царство, то должно переносить все.

Посему и мы непрестанно благодарим Бога, что, приняв от нас слышанное слово Божие, вы приняли не как слово человеческое, но как слово Божие, - каково оно есть по истине.

Здесь апостол хвалит и фессалоникийцев. Нельзя сказать, говорит он, что мы одни поступаем во всем безукоризненно, а вы показали нечто несообразное с тем, чему я вас наставлял; ибо вы слушали нас не с таким расположением, с каким слушают людей, но внимали нам так, как будто наставлял вас Сам Бог. Слышанным словом Божиим апостол называет проповедь, в которую веруют чрез посредство слышания. Как веровать в Того, о Ком не слышали? (Рим.10:14).

Которое и действует в вас, верующих.

Откуда видно, что вы приняли проповедь мою, как слово Божие? Из действий, говорит, ваших, то есть она обнаруживается в делах. Если бы вы не так приняли ее, то не перенесли бы так мужественно стольких испытаний. Ибо, как сам апостол перенесенными опасностями доказывает, что он не льстец и не обманщик, так и их мера открывается из того, что они перенесли бедствия.

Ибо вы, братия, сделались подражателями церквам Божиим во Христе Иисусе, находящимся в Иудее.

Чтобы кто-нибудь не понял под церквами в Иудее синагог иудейских, то он поэтому прибавил: во Христе Иисусе, чтобы яснее показать, что говорится о церквах верующих.

Потому что и вы то же претерпели от своих единоплеменников, что и те от Иудеев.

Утешение великое! Ибо, если иудеи, ревнители отеческого закона, уверовавши однажды, столько потерпели, то сколько более должны вы? Немалое доказательство истины Евангелия в том, что иудеи охотно страдают за то, что прежде сами преследовали.

Которые убили и Господа Иисуса.

И что удивительного в том, что они оскорбляли своих соплеменников, когда они и Господа убили? Смотри, какое утешение - быть общником Христу в страданиях! Поэтому и Павел всегда в искушениях указывает это.

И Его пророков. [2]

Но скажет кто-нибудь, что они Господа не узнали. Что же? Разве они не узнали собственных пророков, книги которых они носят повсюду? Как же они убили и их? Отсюда очевидно, что они ничего не делают как ревнители истины, но скорее неистовствуя против истины.

И нас изгнали.

Апостолов, учителей ваших. Поэтому вам, ученикам, должно все переносить, имея пред глазами эти примеры.

И Богу не угождают.

Ибо, как могли угодить Тому, Чьего Сына они убили, а прежде еще убили и пророков?

И всем человекам противятся, которые препятствуют нам говорить язычникам, чтобы спаслись.

Ибо, если должно проповедовать спасение всей вселенной, -а они противятся этому, то они общие враги вселенной. Только чрезвычайной зависти свойственно препятствовать общему спасению.

И через это всегда наполняют меру грехов своих.

Это, говорит, древним пророкам, потом Христу, а наконец и нам делали они и делают, чтобы показать, что спешат достигнуть полной меры грехов, крайнего их предела.

Но приближается на них гнев до конца.

То есть для них уже не будет более того, что было прежде, не будет возвращения из плена и не овладеют они своею землею, но до конца, так и останется на них гнев Божий. Слово гнев (ή όργ") с артиклем показывает, что они заслужили его, что он предназначен и предсказан. Утешив фессалоникийцев указанием на то, что они имеют многих соучастников в искушениях, теперь утешает также указанием на то, что притеснители их будут наказаны.

Мы же, братия, быв разлучены с вами на короткое время.

Здесь апостол говорит о любви. Выше он сказал: как отец детей (ст. 11) и: как кормилица (ст. 7), а здесь быв разлучены (в славянском тексте - осиротевше), что свойственно детям, ищущим родителей. Это для того, чтобы мы поняли из этого, как он сильно любил их. Но в то же время намекает и на печаль, в которой он находился по причине разлуки. И нельзя сказать, говорит, чтобы мы оставались в разлуке долгое время, напротив, сравнительно короткое и малое, так что можно считать почти за один час.

Лицем, а не сердцем.

И притом не сердцем, говорит, мы разлучены были, а лицем. Но и нося вас. постоянно в сердце, мы испытываем скорбь, что лишены возможности видеть вас телесно. Заметь и то, что у сильно любящих есть потребность лично видеть любимых, от чего их любовь еще более усиливается.

Тем с большим желанием старались увидеть лице ваше.

Больше всего заботился видеть оставленных на короткое время. Обрати внимание на любовь: не для чего-нибудь другого, говорит, желаю прибыть, как для того, чтобы видеть ваше лице.

И потому мы, я Павел, и раз и два хотели прийти к вам, но воспрепятствовал нам сатана.

Что ты говоришь? Сатана возбраняет? Именно так; ибо это не было дело Божие. В Послании к Римлянам говорит, что Бог воспрепятствовал (Рим.1:13 и 15:22); и Лука говорит, что Дух воспрепятствовал им (Деян.16:6); и в Послании к Коринфянам говорит, что это было дело Духа (2Кор.1:22). Здесь же просто, что это дело сатаны, который наводит сильные и внезапные искушения, конечно, по попущению Божию. Смотри, как он гордится своею любовью, показывая, что он любил их больше всех, почему и говорит: я Павел, то есть хотя и другие со мной желали придти к вам, но я даже и решался.

Ибо кто наша надежда, или радость, или венец похвалы?

Это ли не слова пламенеющих нежнейшей любовью матерей, разговаривающих с малыми детьми? Ему недостаточно было слова венец, чтобы показать свою пламенность, но он присовокупил и похвалы. Ибо на вас, говорит, я надеюсь, что ради вас сподоблюсь великого дерзновения пред Христом, и радости ради того самого, что вы и ныне есть, и тогда будете для меня венцом похвалы, то есть венцом блестящей славы.

Не и вы ли пред Господом нашим Иисусом Христом в пришествие Его?

Что же? Фессалоникийцы ли одни твоя надежда, святой Павел? Нет, не они одни. Поэтому и сказал: и вы, показывая, что были и другие.

Ибо вы - слава наша и радость.

Как славно привести такую церковь ко Христу, и притом столь благоискусную!


 

Толкование Нового Завета Феофилактом Болгарским